Береговая ловля на прудах. Часть 1


Береговая ловля на прудахПруд - это как бы водохранилище в миниатюре. Все то же самое, только воды поменьше. Сравнивая одно и другое, можно, конечно, попытаться проследить аналогию во всем, что касается поведения рыбы и принципов ее ловли - в прудах и водохранилищах и в самом деле немало общего. Но сейчас наша задача - уделить внимание не тому, что их объединяет, а различиям больших и малых искусственных водоемов. Таких, имеющих для нас значение различий, больше, чем можно было бы предположить, не занимаясь регулярной джиговой ловлей на прудах, поэтому я принял решение выделить для прудового джиг-спиннинга отдельный раздел в рамках этой главы. Количественной грани, отличающей пруд от водохранилища, не существует - она, по крайней мере, не прописана ни в каких ГОСТах или других нормативных документах. Можно лишь указать порядок характерных размеров - если для водохранилища это десятки километров в длину и километры в ширину, то для пруда - в районе километра в длину и несколько сотен метров - максимальная ширина. Самые малые (и главное - мелководные) пруды мы пока оставим в покое, но вместе с тем затронем небольшие пойменные озера, которые во многом схожи с прудами.


Начнем с ихтиофауны. В водохранилищах основная добыча спиннингиста - судак, в прудах эта рыба встречается как очень редкое исключение. Это, безусловно, немалый минус, поскольку у многих из нас, включая автора этих строк, судак котируется гораздо выше щуки. Если не принимать во внимание нижневолжские ильмени, где поимка судака, сома или красноперки очень реальна, а также пруды, в которых культивируют «парниковую» форель, нам с вами остается рассчитывать только на щуку с окунем. По размеру прудовая рыба тоже, как правило, отличается от рыбы больших озер не в лучшую сторону. Возможны исключения, но на поимку «крокодилов» весом от полпуда и более лучше особо губы не раскатывать. Да и «горбатого» окуня вы найдете далеко не в каждом пруду. Сказывается сразу несколько факторов: и масштабы браконьерства (включая электроудочки), и зимние заморы, и периодические «чистки», во время которых пруд спускают и «очищают» от рыбы.

Это то, что лежит на одной (негативной) чаше весов. Теперь - о том, чем все-таки пруды могут приглянуться спиннингисту.
Во-первых, это большая свобода выбора. Три-четыре наиболее посещаемых в Подмосковье водохранилища и, с другой стороны, более сотни больших и средних прудов - это, согласитесь, факт, достойный внимания. При этом каждый из них по-своему индивидуален, и потому ловля на прудах не приедается.
Во-вторых, на прудах мы чаще ловим с берега - обычно удается добросить до нужных точек. Поэтому мы избавлены от головной боли по поводу того, достанется ли вам лодка, и будет ли она в исправном состоянии.
В-третьих, пока еще существенно большая часть прудов - это водоемы общего бесплатного пользования. Это очень важный плюс, если учесть, что путевки для ловли на водохранилище стоят денег, да и желающих нас «обилетить» в последние годы развелось видимо-невидимо.
В-четвертых, пруды большей частью ускользают от чрезмерно бдительного ока рыбинспекторов и приравненным к таковым. Это отчасти минус (когда дело касается браконьерских снастей - от «экранов» до "электроники"), но больше все же плюс - для спиннингистов в период действия идиотского по своей сути запрета-двухмесячника. Попробуйте сунуться в мае на водохранилище или на Оку - повяжут: вы ведь посягнули на святая святых - монополию на "контрольный отлов". На прудах в это время куда спокойнее, да и ловля отнерестившейся уже щуки не вызывает душевных терзаний и угрызений совести.
В-пятых, даже если вы живете в довольно крупном городе, то дорога до ближайшего пруда, где можно не только «полоскать» джиг, но и что-то серьезное на него поймать, занимает не несколько часов, а в два-три раза меньше времени.

Не знаю, убедил ли я вас в том, что спиннингисту стоит, помимо всех прочих водоемов, не забывать и о прудах, но теперь попробую еще убедить и в том, что ловить в них на джиг можно не менее результативно, чем на больших озерах и реках. Сразу оговорюсь, что пруды - это очень «демократичный» тип водоемов. Здесь вы примерно с равными шансами на успех можете воспользоваться любым типом спиннинговых приманок, поэтому выбираете тот из них, с которым вы чувствуете себя более уверенно. Далее мы будем считать, что таковым является джиг. При выборе и компоновке прудовой джиговой снасти, если относится к этому со всей серьезностью, могут возникнуть неожиданные проблемы. Так почему-то повелось, что у спиннинговых удилищ одной серии параллельно с увеличением длины возрастает и тестовый вес. Тем самым нам как бы предлагают ловить на легкие приманки короткими спиннингами, а на тяжелые - длинными.

Истоки такой зависимости надо, я думаю, искать в былых временах, когда свойства применяемых материалов не позволяли создать одновременно легкое (и по тесту, и по собственному весу) и длинное удилище с нужным типом строя. С массовым внедрением углепластика это стало доступным, причем не только высокотехнологичным производителям. Однако традиция придерживаться однозначной зависимости между длиной и тестом до сих пор жива. Возьмите каталог произвольной фирмы и вы увидите, что спиннинг длиной 2,1 м рассчитан на вес приманок 5-20 г, а такой же, но трехметровый - имеет тест 20–50 г. Если я и ошибся в конкретных цифрах, то самую малость. Отрадно, что не все компании-производители выдерживают эту консервативную линию, и найти нужную нам «палку», как в дорогом ценовом классе, так и в более доступном, все-таки можно. А «палка» нам требуется такая: длина -3,0 м (или даже до 3.6 м), реальный тест - до 15 г (иногда до 20 г), строй - от средне-медленного до умеренно-быстрого. Вес головки для прудов не превышает 1/2 унции, а швырять ее приходится далеко - отсюда такое сочетание длины, теста и строя. Кроме того, длинный полупараболик с легкостью гасит внезапные рывки щуки, а это особенно важно при ближних хватках, которые в таких условиях нередки.

Катушка должна соответствовать по классу удилищу. Это скорее будет «мясорубка», чем мультипликатор - «мыльница», поскольку найти у нас бейткастинговое удилище с нужными параметрами еще сложнее, чем обычное - под безынерционную катушку. Как мы заметили, верхний предел веса головок на прудах - никак не более 20 г, нижний же предел - порядка одного грамма. Столь легкие джиг-головки требуют в идеале специальной снасти - ведь это уже не просто сверхлегкий спиннинг, а сверхсверхлегкий. В этом случае уже гнаться за длиной удилища нет особого смысла - достаточно будет «прутика» длиной до двух метров и надлежащим тестом. Леска должна быть плетеной во всех случаях, кроме, быть может, последнего. В наилегчайшем классе в равной мере подходят мононить диаметром 0,12-0,14 мм и самая тонкая (обычно 0,08 мм) классическая плетенка.

Все пруды, как это принято в классификации водохранилищ, можно условно подразделить на водоемы «речного» и «озерного» типа. Первые имеют сильно вытянутую форму и чаще встречаются в холмистой местности. Они глубоки (до 8-10 м у плотины), имеют удобные для ловли берега, минимум растительности. Низменно-равнинные пруды озерного типа, напротив, широки и мелководны, берега местами сильно заболочены. Много травы как у берега, так и на дне. Если пруд не очень старый, то на его дне отчетливо прослеживается русло ручья. Допустим, выбранный нами пруд образован сравнительно недавно и не на каком-нибудь хилом ручейке, а на речке, которая до того, как ее перекрыли, имела ширину метров десять-пятнадцать. Выражение "сравнительно недавно" в данном контексте может для разных прудов означать и пять-семь лет, и в пару-тройку раз больше. В старых прудах от русла почти ничего не остается - оно заиливается и с трудом угадывается только в самой верхней части водоема.

Нам сейчас интересны молодые неглубокие пруды, на которых русло можно проследить вплоть до самой плотины. Глубина в таком четко обозначенном русле на один-два метра больше, чем вокруг. А весь опыт ловли на подобных прудах говорит о том, что к руслу щука питает большую слабость, нежели ко всей остальной акватории. Это, само собой, справедливо для позднеосенней ловли, но не только. Летом одна часть щучьего «стада» придерживается мелководья, другая - продолжает оставаться или в самом русле, или на выходе из него. В русле держится, как правило, самая крупная для данного пруда щука. На судоходных реках большую щуку называют «фарватерной», в прудах фарватера, в буквальном смысле слова, нет, да и щука здесь ранжиром поменьше, но ее стремление к самой глубокой точке поперечного профиля водоема дает основание считать крупную прудовую щуку еще более «фарватерной», чем речную. Впрочем, на прудовом «фарватере» попадается отнюдь не только крупняк, но и щука среднего или еще более скромного размера.

Что же так притягивает щуку к руслу? Таких причин несколько. Ей здесь всегда уготована удобная для засады позиция - либо у самой русловой бровки, либо за одним из обрубленных кустов - они местами остаются от ивняка, который некогда рос по берегам речки. Другая причина менее очевидна, но не менее значима. Вода в русле по нескольким важным параметрам отличается от воды вокруг него. Прежде всего, в русле ощущается течение и нет застойных явлений. Для щуки это, казалось бы, не столь важно - живет же она себе в совершенно непроточных прудах - и ничего. Однако при прочих равных условиях любая рыба (за исключением линя, карася да ротана) стремится к более «живой» воде, а щука занимает наиболее комфортное место по праву сильного.

Русловая вода летом на несколько градусов прохладнее, чем вода вне русла. Если вы знакомы с переводной книжкой о щуке (Эл Линдер, Дейв Ксанда и др.), то, должно быть, обратили внимание, что на ее страницах неоднократно подчеркивается мысль о том, что щука любит прохладную воду, и летом ее проще всего обнаружить в тех местах, где бьют холодные ключи или в водоем каким-то иным образом поступает прохладная вода. Книга, несмотря на отвратительнейший перевод, содержит массу полезных сведений, но некоторые выводы и рекомендации все же вызывают сомнение. Это касается и температурных пристрастий щуки.

По крайней мере. я не могу согласится с категоричным "щука всегда ищет, где холоднее". Однако в данном случае, нужно признать, что американцы скорее всего правы. Наиболее ярким тому подтверждением служит следующий пример. Я знаю один большой пруд, которые построен на Y-образном слиянии двух ручьев. Один из них, основной, выше пруда протекает по полностью открытой местности среди полей, другой - идет с лесистой возвышенности, и вода в нем значительно холоднее. Думаю, вы успели догадаться, что рыбалка была гораздо более успешной на русле второго ручья, хотя первое время я его попросту игнорировал. Позже я специально сравнивал два русла: начинал с «холодного», продолжал на «теплом» и потом опять возвращался на «холодное». И на «холодном» щучьих поклевок почти всегда было больше.

 
Рейтинг@Mail.ru