Поиск щуки на костромских разливах


Поиск щуки на костромских разливахРадостное событие - начало летнего сезона охоты на щуку - не за горами. И чтобы не подойти к нему неподготовленным, очень полезно попробовать разобраться в некоторых сторонах поведения зубастой в сезоне прошедшем. В прошлом году особенно трудные задачи щука задавала спиннингистам на Костромских разливах. Долгое время казалось, что крупная хищница покинула эти места, не выдержав конкуренции с окунем, доминировавшим на всей акватории разливов. Однако, как выяснилось, щука здесь все же была и продолжала активно охотиться, приспособившись к новым условиям. Тайну матерых хищниц удалось, нет, не раскрыть, а всего лишь приоткрыть. В наших краях, в бассейне Верхней Волги, щуку испокон веков ловили на всплеск. Способ очень похож на добычу жереха, только значительно проще в исполнении и не предъявляет к спиннингисту серьезных требований, например, по части умения выполнять дальний заброс.


Нацеленная на добычу щука, в отличие от всегда настороженного и хладнокровного жереха, почти не замечает рыболова и нередко хватает приманку прямо из-под ног. Ловля щуки на всплеск особенно распространена на малых реках. Как правило, на таких водоемах один берег пологий, заросший травой, а другой обрывистый. Зубастая поджидает добычу, прячась в зелени. Такое застывшее поленце спиннингисту в поляризационных очках обнаружить довольно просто. Однако шансов, что в это момент щука схватит подсунутую ей под нос приманку, крайне мало. Другое дело - застать зубастую в момент охоты, которую выдадут всплески рядом с травой. Точный бросок в это место с противоположного берега - и в 99 случаях из 100 хищница, если и не сядет на крючок, то обязательно бросится на приманку. Увидеть это красивое зрелище - уже определенное удовлетворение для рыболова.

На всплеск зачастую охотятся начинающие спиннингисты, ведь поднять щуку с ямы сложнее. И трудности, в первую очередь, возникают не с техникой, а скорее с психологией. Игра идет втемную: щуку не видно и не слышно. Несколько пустых проводок вызывают разочарование, начальный запал быстро исчезает, и неопытный охотник возвращается к траве на мелководье, так и не узнав, что на глубоководных участках реки добыча может быть значительно обильнее, а сама щука гораздо крупнее стоящей у пологого берега.

Зубастая спряталась

Два таких подхода к ловле щуки - травяной и глубоководный -приняты спиннингистами и на Костромских разливах. Причем ловля с берега вообще мало эффективна: без лодки на этом водоеме даже делать особо нечего. Любят у нас, в том числе и авторитетные специалисты, порассуждать о прежнем изобилии и наступившем оскудении запасов рыбы в наших местных водоемах. Становится с каждым годом ее якобы все меньше и меньше. С таким утверждением можно спорить. Например, в один сезон резко исчезнет лещ. Начинают причитать, мол, все - рыба вымирает. А через год этого леща вдруг появляется так много, что он успевает надоесть всем его любителям, постоянно хватая их приманки с июня по сентябрь. Уловы на обыкновенные удочки у всех небывалые, каких и двадцать лет назад старожилы не припомнят.

Подобное происходит и с другими рыбами. Щука - не исключение. Однако то, что с ней происходило в прошлом сезоне на разливах да и на самой Волге, на первый взгляд, выходит за границы разумных объяснений. Стаи небывало расплодившегося окуня заполонили все. Создавалось впечатление, что щуки не стало совсем. Она не попадалась на приманки, а главное - нигде не давала о себе знать даже редкими всплесками. При этом пару сезонов назад здесь наблюдалась тоже аномальная, но совсем другая картина. Тогда, наоборот, резвилась щука. Утром тишина, но только солнце в зенит - начинается. Щука бухает повсюду, но поймать на всплеск почти не удавалось, словно зубастая вовсе и не охотится, а всего лишь играючи плещется. Наверно, так оно и было, потому что в том сезоне щука лучше ловилась утром и вечером, когда всплесков почти не было. На ямах тогда все происходило четко по расписанию. Начинала клевать зубастая ровно в 11 часов. Минут 50 рвет и мечет, а потом - все. Соблазнить не удавалось ничем. Редкие исключения лишь подтверждали работавшее в то время правило.

В прошедшем сезоне щука кардинально изменила свое привычное поведение. Почему? Неужели из-за окуневого засилья? Теперь на ямах изредка попадались щучки, но не те матерые, как прежде, а самые обычные травяные - до полутора килограммов. Да и окрашены они были в светлые тона, характерные для поверхностных зубастых. В чем дело? Неужели темные глубинные поменялись местами охоты с травянками? Выходит, матерых надо искать у травы? На нескольких лодках мы обшаривали просторы у подводной растительности, часами караулили возможные выходы - все напрасно. Крупные щуки либо ушли из этих мест, либо очень хорошо прятались там, где нам не приходило в голову их искать.

Помог окунь

Неудачные попытки обнаружить щук у берега вызвали некоторое разочарование. Если прежде в бесклевье удавалось увидеть зубастых, возникала уверенность, что щука есть, но она просто отворачивается от наших приманок. Приходило второе дыхание, поиски подходов к хищнице продолжались, и она начинала клевать, порой даже очень интенсивно. Справедливости ради надо отметить, что активно ловить щуку мы начинали с середины июня. Как правило, первоначальный успех обязательно сменялся июльским затишьем, а в августе к зубастой вновь приходил небывалый аппетит. На этот раз август был на исходе, а матерые щуки нас все не баловали. Чтобы получить хоть какое-то рыболовное удовлетворение, пришлось заняться окунями. Они садились на крючок почти на каждой проводке, так что интереснее было узнать, какую приманку полосатый пропустит, а какую возьмет. То есть мы больше экспериментировали, а не ловили.

Вот метрах в 30 от лодки бурлит классический окуневый котел. Бросаю блесну на 80. Интересно, на каком расстоянии от котла может взять приманку полосатый? Метров пять проводки - сидит. Спокойно веду окуня к лодке. Протащил два метра, три... Бац! Зацеп! Странно, здесь и коряг-то никогда не было, да и вел бедолагу вполводы. Неужели браконьерская сеть? Секунд через 40 зацеп зашевелился. Да так, что пришлось уступить метров 15 лески, вращая катушку в обратную сторону. Сомнений не было: окуня схватила какая-то большая рыба. Только по манере поведения трудно было определить, щука это или судак. И тут в десятке метров от борта лодки встала в оцепенении щука. Вот так штучка - кило на восемь потянет! Пятнистая громадина резко поднялась в свечу и легко обрезала окуневую снасть. Потеря трофея особо не огорчила: теперь стало ясно, где от нас до сих пор скрывались матерые.

Но чтобы заняться ими всерьез, надо понять их поведение. Почему она схватила именно моего окуня? Точно таких здесь тьма. Вероятно, матерые щуки сопровождают окуневые стаи, но держатся на расстоянии от устраиваемых ими котлов, выхватывая отбившихся от пира полосатых. Они, видимо, менее резвы и сильны и потому более доступны для щук. Почему вот только они действуют бесшумно, никак не выдавая своего присутствия? Неужели такая конспирация применяется, чтобы обмануть рыболова, а не окуня? После всех этих аналитических упражнений окончательная разгадка щучьей тайны стала вопросом техники. Зубастая среагировала на окуня грамм на двести. Соответственно первым делом были испробованы крупные воблеры. На рапаловскую бальзовую рыбку была поймана щука, но гораздо меньших размеров, чем схватившая окуня. Кроме того с воблер не хотел далеко лететь.

Вернулся к блеснам. И тут стало ясно, что в данной ситуации размер приманки не играл существенной роли. Главное, чтобы блесна создавала хороший упор при проводке. Мелкая игра блесны привлекала окуня, а вот размашистая как раз подходила для щуки. Возможно, в предстоящем сезоне щука преподнесет нам очередные сюрпризы. Однако, разгадав прежние тайны, легче будет справиться и с новыми.

автор Иван АНДРИАНОВ

 
Рейтинг@Mail.ru