Опыт ловли карася в мае


Опыт ловли карася в маеПоследний месяц весны всегда считался в средней полосе теплым и нежным. Только вот в начале наступившего века майская погода никак не желала быть ласковой и веселой. Целых четыре (!) года подряд, в 1999, 2000, 2001 и 2002-м, повторялась одна и та же история: природа по одному и тому же сценарию расписывала сезон открытой воды в Подмосковье. Сначала необыкновенно теплый апрель грубо ломает устоявшийся годовой цикл подводного царства, сдвигая все чуть ли не на месяц вперед. Преждевременный разогрев воды самым непредсказуемым образом влияет на поведение рыбы, в том числе на поведение интересующего нас карася. Однажды в конце такого апреля, в 2000 году, он отнерестился даже раньше плотвы, хотя по всем канонам карась нерестится последним из рыб. Правда, произошло это на Москве-реке в черте города.


В мае режиссер погодной пьесы начинает крохоборничать, трясется над самой малостью тепла. Эта жадность приводит к сильнейшим ночным заморозкам, от которых чернеет даже крапива. Не успевшие созреть, икра и молоки карасей резко замедляют развитие, что особенно заметно в северных районах Подмосковья. Нерест откладывается, замерзающий карась начинает болеть, перестает кормиться. Разгул майского холода относительно резко сменяется нагрянувшим в июне теплом. День ото дня оно набирает силу и переходит в нестерпимую летнюю жару. Температура воздуха близка к рекордной, пересыхают ручьи, падает уровень воды в реках, озерах и водохранилищах. Избыток тепла переполняет лето и захлестывает сентябрь, прихватив и начало октября.

Что происходит с карасем в такую жару? Если он и сможет хоть как-то отнереститься в холодном мае, в летнее пекло его, как и остальных рыб, будет угнетать дефицит растворенного в воде кислорода. Как следствие, аппетит станет убывать. Но полностью карась от пищи не откажется, что оставляет рыболовам шанс на его поимку. А вот на водоемах, где икромет не состоялся, перспективы у рыболовов совсем нерадостные: недостаток кислорода наложится на процесс резорбции, то есть поглощения, половых продуктов - икры и молок.

Не дав начала новой жизни, они служат угнетенной рыбе источником питания. Высококалорийные, богатые всем жизненно необходимым половые продукты рассасываются, и питательные вещества поступают в кровь. Карась в это время кормится «изнутри» и может отказываться от самых заманчивых предложений. Резорбция создана мудрой Природой для сохранения вида, попавшего в экстремальные условия: рыба выживет, а на следующий год вместо рассосавшихся икры и молок созреют новые для продолжения рода. А что произойдет, если рыба не сможет отнереститься два, три года подряд? Сохранит ли она способность к икрометанию? Или остается надеяться на неполовозрелую молодь, которая со временем вырастет и продолжит вид? Это вопрос к ихтиологам, у нас на него ответа нет.

Место и время действия

Наш водоем - обычный деревенский пруд, вернее, запруда с земляной дамбой в Клинском районе Московской области. Бесполезно искать следы то ли речушки, то ли ручейка, давшего когда-то пруду жизнь: сейчас сохранилось только болотце в углу водоема. Дно затянуто илом, максимальная глубина 3-3,5 м, а в прибрежной зоне у дамбы ровное дно с глубиной до 1,5 м. Вода почти не цветет, видимо из-за ключей. Населен пруд карасем, верховкой, ротаном. Изредка случаются заморы, так как зимой никто не ловит и лунок нет. Осенью 1999 здесь ловился стандартный, 250-граммовый, карась, и примерно на полтора десятка таких попадались 1-2 весом под 400 г. Последний раз единичные стандартные экземпляры ловились в конце июня следующего, 2000-го, года. А потом сгинул стандарт, никто его больше не видел, и рыболовы на два года забыли дорогу к пруду. Что произошло?

И в этом случае ответа у авторов нет, есть только предположение. Наша версия состоит в том, что аномально холодная майская погода препятствовала нормальному икромету и болевшей после этого рыбе пришлось несколько раз зимовать в заморном водоеме, что привело в итоге к ее массовой гибели. Пока мы пытались разгадать загадку 2000-го, 2001-й выдал щедрый урожай стандарта в 40 г: на 30-35 штук таких карасиков приходился один 70-граммовый, и то не каждый день. Возможно, это были «поздние дети» 1998 года рождения, хотя настаивать на этом не собираемся. В связи с этим интересно было бы познакомиться с данными по скорости роста рыб. Сабанеев упоминает о темпах роста карася, но это средние показатели, воды с той поры утекло слишком много, да и карась, как мы видели, стал иным. Способ определения возраста по годовым кольцам прироста чешуи требует микроскопа, что естественно для ученого-ихтиолога, но совершенно противоестественно для рыболова-практика.

Кашу маслом не испортишь

В конце апреля 2002 года на «дачу», как называют почему-то москвичи убогие 6 соток, были отвезены свежевыстиранные ватные брюки и куртки. Народ в это время нежился под ласковым солнышком, не задумываясь о примете, что, загорая в апреле, надо готовить на май ватник, как оно и случилось. Теплое «х/б» помогло, как и в предыдущем году, добавить не меньше 30 рыбалок, так что за сезон их общее число составило 150. Только одежда помогла 20 мая поймать 10 карасей, когда мы остались в гордом одиночестве на пруду: остальных рыболовов «сдуло» сильнейшим ветром с мелким колким снегом. А ведь 5 мая, на Пасху, когда стояло приятное тепло и был хороший преднерестовый клев, ничто не предвещало крутого слома погоды.

Тогда к икромету готовился не прошлогодний, а новый, 110-граммовый, стандарт, неизвестно откуда взявшийся в замкнутом водоеме. А 40-граммового словно и не было. Кто-то из местных доказывал, что нынешний - это подросший прошлогодний карась. Но объяснить, как можно подо льдом за зиму вырасти чуть ли не втрое, никто не мог. И эта загадка, преподнесенная прудом в 2002 году, оказалась не единственной. Настораживало и такое обстоятельство. В прошлом году карась охотно брал на болтушку до середины июля, а потом стал обминать ее губами, добирался до жала и бросал. Здесь надо отметить необыкновенную неприязнь карася в этом пруду, вне зависимости от весовой категории рыбы, не то что к открытому жалу, а даже к малейшему намеку на него. А в 2002 году от столь любимой нами болтушки пришлось отказаться на первой же рыбалке.

Недолго использовался в качестве основной насадки и фирменный хлеб, армированный ватой. Если в предшествовавшем году эта приманка работала до августа, то теперь даже значительно более крутая консистенция не спасала от «расщелкивания» и обнажения жала. Некоторое время выручали дождевые черви, но с приходом жары они ушли на недосягаемую глубину. Плевал в мае 2002-го наш карась на все традиционные писания, рекомендующие ловить его в холодной воде преимущественно на животные насадки: привереда предпочитал наш фирменный хлеб. Его он находил в два-три раза быстрее, чем червя, возможно из-за ароматизаторов, хорошо привлекавших карася даже в холодной воде.

Все эти особенности поведения карася заставили задуматься о надежной на крючке и стабильно работающей насадке. Животные насадки отпадали как из-за мороки с их добычей и хранением, так и невысокой результативности. Кроме того, верховка так трепала червя, что могла довести до нервного срыва, а опарыш дал нулевой результат - ни одной поклевки. Весь предыдущий опыт ловли на этом водоеме говорил, что поиски в хлебобулочном направлении не уберегут от «расщелкивания» с обнажением жала. Необходима приманка пусть даже менее привлекательная, но надежно закрывающая жало, что-то среднее между мягким лакомым и жестковатым.

Таким компромиссом и практически единственной насадкой до конца сезона стала перловка. Слегка недоваренная, сохранившая внутри зерна «резиновость», кипевшая последние 5 минут на медленном огне в подсолнечном масле! Слив остатки масла и дав зернышкам остыть, пересыпаем их в баночку с плотной крышкой, положив предварительно на дно кусочек туалетной бумаги с 4-5 каплями корвалола на чайную ложку с горкой насадки. Оставшаяся неиспользованной вареная в масле перловка хранится в холодильнике не менее недели. Двухлетние эксперименты показали, что на нашем пруду карась предпочитает мелкую перловку - на пачках раньше была маркировка № 0 или № 1. Разрезанная даже на четыре части крупная перловка почему-то работает хуже, чем мелкое зернышко.

Решившим, что столь мелкая приманка отсекала крупного карася, скажем, что контрольная удочка, насаженная крупным зерном, ставилась регулярно. Да и с другими рыболовами мы постоянно общались - «крупняка» никто не видел, только стандарт. При этом перловка, несмотря на свой малый размер, надежно отсекала наглую верховку. Насаживать на жало крючка № 18 Specimen от VMC крохотное зернышко, пропитанное маслом и норовящее выскользнуть из рук, - дело трудоемкое, требующее определенного навыка. К тому же насадить надо не абы как, а под определенным углом, параллельно цевью, чтобы наверняка получилась результативная подсечка.

Кстати, крючки эти были приобретены прежде всего из-за колечка и только потом из-за тонкой проволоки. Практика показала, что после двух рыбалок, то есть примерно сорока карасей по 100 граммов, крючок деформируется и жало, сохранив остроту, начинает гулять вместе с поддевом. Кстати, слабость поддева характерна для многих тонкопроволочных крючков импортного производства, что не мешает им исчезать с прилавков к началу лета.

авторы Евгений СИДОРОВ, Андрей СИДОРОВ

 
Рейтинг@Mail.ru