За рязанским сомом


За рязанским сомомКак это ни парадоксально, но в водоемах средней полосы водится немало сомов. В том числе и в тех водоемах, которые находятся под сильным рыболовным прессингом, в частности на Оке, Дону и других крупных реках. В общем, выбор есть, только надо учитывать, что на территории Московской области ловля сомов запрещена: они внесены в Красную книгу. Конечно, за сомами лучше всего было бы отправиться куда-нибудь на Нижнюю Волгу, но в нашем распоряжении была лишь одна неделя, а этого для дальней поездки мало. Оставалось ехать или на Рыбинку, где мы несколько лет назад удачно ловили эту рыбу, или же на Оку в Рязанскую область. Мы с друзьями выбрали Оку. Выбор определил случай, произошедший с нашим приятелем. Он в середине лета отдыхал там и неплохо ловил леща. И на последней рыбалке, когда вытаскивал очередного подлещика, какая-то матерая рыба схватила этого подлещика и сломала мощный фидер.


Понятно, что это мог быть только сом, а не щука: та просто бы срезала леску. Когда же он рассказал эту историю местным рыбакам, те уверили его, что в том месте живут крупные сомы, которые хватают за ноги купальщиков, и вообще рыбу там ловить не стоит: сом может и взрослого человека утащить. Конечно, в страшилки мы не верили, а проверить место, где явно водятся сомы, стоило. В отличие от большинства рыболовов, которые по приезде на новое место стремятся как можно быстрее забросить снасти, мы всегда стараемся вначале собрать побольше информации о том, где ловить, когда и как. Поэтому мы для начала пообщались с местными рыболовами и хорошо изучили район ловли: глубину, косы, бровки, график движения сомов, время их выходов на кормежку - в общем, собрали всю доступную информацию.

Ока в этом месте довольно широкая - метров 250. С помощью эхолота мы нашли глубокие ямы: одна 15, вторая 13 метров, между ними своего рода перешеек. Такие места рыболовы иногда называют словом «верблюд». Место самое сомовье, но добраться до него было не так просто даже на мощном джипе: дорога шла несколько километров через старые овраги, по дну которых текли ручьи. Местные добирались на велосипедах, переезжая ручейки по узким мостикам. У них это место было популярно из-за лещей, которые там были действительно крупные. Нас, например, угощали копченым лещом, в котором было не менее 4-5 килограмм. Местные рыболовы на бортах своих деревянных лодок делают маленькие зарубки, отмечая размеры самых крупных лещей. У некоторых рыбаков мы видели метки на 75-80 см.

Проведя разведку, мы приступили к ловле. Начали с джига. Хотя считается, что на спиннинг сом попадается редко, определенный опыт такой ловли у нас был. Свалы в ямы не раз простучали, используя всевозможные приманки, на которые нам раньше приходилось ловить сомов: крупные виброхвосты и твистеры. Попробовали «монстров» от Беркли с сильным запахом. Перед поездкой не поленились прикупит и флакон с аттрактантом, разработанным американскими учеными специально для ловли сомов. Гадость, кстати, оказалась редкая. Сомы запах игнорировали, но когда содержимое пузырька случайно пролили в лодке, пришлось отмывать с помощью всех доступных средств. И все равно запах, похожий на зловоние от гниющей рыбы, держался долго.

Параллельно с ловлей на джиг мы расставили заякоренные кружки. Этот способ у старых рыбаков называется «на коняжку». Суть его в том, что на дно на шнуре опускается якорь, к другому концу привязывается буек. Затем берется любая палка длиной около метра, к одному концу ее привязывается кусок обычной лески, к другому петля из толстой лески. Конец лески привязывается к буйку, а лесочная петля набрасывается на стержень кружка, до того как через него перекидывается леска. Деревяшка просто лежит на воде, отделяя кружок от буйка. При поклевке кружок переворачивается, петля соскакивает, а дальше рыба свободно водит кружок. На первый взгляд, достаточно хлопотно, но несложно. Первого сома мы поймали все же на джиг, но это был подросток не более 5 кг, поэтому мы отпустили его, даже не вынимая из воды. Попросили, как и положено, привести своего дедушку покрупнее, что и произошло.

Буквально через два часа на поставушку взял вполне нормальный для этих мест сом на 20 с небольшим килограмм. Решив, что мы все же нашли подход к местным сомам, отпустили и его. После этого мы ловили сома только на заякоренные кружки. Насадкой служил не привычный живец, а подлещик весом в полкило. Причем он обязательно должен был быть подранен несколькими надрезами у хвоста. Этими секретами с нами поделился один местный дедок, который, увидев, что мы отпускаем пойманных сомов, решил нам помочь. Этому способу его научил еще его дед. Вторая хитрость была в способе насадки живца. Его насаживали на снасточку с двумя тройниками, соединенными отрезком поводкового материала. Его оборачивают вокруг живца, в результате получается петля, которая охватывает рыбу поперек тела, при этом один тройник оказывается снизу под брюхом, второй у верхнего плавника. Петля фиксируется застежкой.

Помимо правильной снасти, надо было правильно выбрать и точку ловли. В верхней части более глубокой ямы были мощные коряги. Их наличие можно было определить по водоворотам на поверхности. Попробовали ловить рядом с ними и тут же оторвали четыре якоря. Вновь обратились к местным старикам. Выяснилось, что лет 20 назад сюда принесло несколько дубов, которые застряли на перемычке между ямами, и их постепенно затянуло песком. Кроны деревьев были настолько густыми, что их не мог пробить даже луч эхолота. В результате, если после сомовьей поклевки к кружку не успевали подплыть в течение пяти минут, то сом разматывал всю леску и уходил в густые ветки, откуда его вывести было невозможно.

Тем не менее мы все же поймали 12 сомов, не считая самого крупного, которого упустили из-за своей же торопливости. Возможно, при других обстоятельствах мы бы с ним справились без особых проблем, но так как мы собирались его отпустить, то не стали глушить его воде, как советуют делать при вываживании трофейных сомов, и в итоге упустили. Он взял живца так, что один тройник оказался в верхней челюсти, другой в нижней. Поэтому вытащить его, взяв, как обычно, за челюсть, было невозможно. Решили немного утомить и выводить на берег. Вначале он без особых проблем пошел за лодкой, но в какой-то момент, когда мы были метрах в 15 от берега, развернулся и рванул обратно и благополучно ушел в коряги. Так как нам уже не раз приходилось ловить крупных сомов, то мы смогли приблизительно определить его вес. Он явно был за 40 килограмм, но до 60 ему было еще далеко. За время борьбы мы смогли его хорошо рассмотреть. Расцветка у него была очень интересная: светлый мрамор, светло-желтое брюхо. Может быть, это связано с особенностями дна в ямах.

Остальные пойманные сомы были несколько меньше - от 20 до 35 кг. Всех их, за исключением трех, мы отпустили. Местные рыбаки потом над нами подшучивали: стоило ли несколько дней сидеть с биноклями и записывать каждый выход сома, а после этого практически всех пойманных рыбин отпустить? У кого-то такой поступок вызывал недоумение, но многие это оценили правильно. «Хорошо, что не все еще превратились в хапуг», - сказал нам один старый деревенский рыбак. Мы отпустили всех сомов, которые не были сильно травмированы при вываживании, но и трех рыбин было вполне достаточно, чтобы приготовить кулинарные изыски типа «порционного сома, запеченного на углях в фольге с зеленью и специями». Надо отметить, что здешние рыбаки достаточно ревностно относятся к этим местам: никаких сетей в округе, тем более электроудочек, не допускают и сами сети не ставят. Ловят только для еды, чтобы сохранить это уникальное место. Туда часто приезжает рыбинспекция и ГИМС. Но у нас с документами все было в порядке, так что, раз проверив, нас больше не беспокоили.

Уезжали мы со странным чувством. Вроде рыбалка прошла удачно, хорошо отдохнули, нашли подход к рязанскому сому, подружились с местными рыболовами. Но беспокоило другое: много ли осталось подобных мест, где и к реке, и к рыбе относятся с уважением.

автор Тимофей ЗЫКИН

 
Рейтинг@Mail.ru