Бармино: судаки и брэки. Часть 1


Бармино: судаки и брэки. Часть 1Есть в рыбацком лексиконе географическое название, которое наряду с Рыбинкой и Нижней Волгой означает неизмеримо больше, чем просто место на карте. Это Бармино. Сотни рыболовов, которые попадали здесь на хорошую рыбу или хотя бы видели, какую рыбу ловили другие, мечтают приехать сюда вновь. Конечно же, судак - это основная рыба, за которой едут не только в Бармино, но и в целом на Чебоксарское водохранилище. Этот сравнительно молодой водоем с большим уклоном, чрезвычайно извилистым руслом Волги, с мощным и быстрым течением стал очень комфортным именно для донной рыбы - судака и берша. Много ли найдется рыболовов - нет, даже не в России, а в мире, которые ловили бы судака на 8-9 килограммов? Причем ловили не случайно, а вполне осознанно, из года в год изучая повадки трофейных рыб, отслеживая их перемещения и места стоянок, пытаясь понять их образ жизни и повадки, подбирая приманки и стиль проводки?


Я вас уверяю, что таких людей весьма немного и среди барминских завсегдатаев их значительно больше, чем где-либо еще. Тем не менее в последнее время из Бармино все чаще приходят тревожные вести. Все в один голос говорят, что судака там становится все меньше. Мы с напарником Сашей ДАРМОГРАЕМ, естественно, приехали тоже за судаком, рассчитывая его найти самостоятельно, не имея никакого желания ловить среди толпы, в скоплении лодок. Ну а в качестве прилова очень хотелось половить трофейную щуку, хотя бы на 5-6 килограммов. Специально для этого мы запаслись несколькими десятками новых джеркбейтов и другими рывковыми воблерами. А еще мне было интересно проверить, насколько изменилось поголовье судака в Бармино, понять возможные причины.

И вот после этой поездки одна из главных причин резкого уменьшения количества рыбы в Чебоксарском водохранилище мне стала понятна. Такого количества сетей, причем как явных, обозначенных плавающими бутылками, так и тайных, спрятанных от лишних глаз и обнаруженных лишь во время проводки приманки, я не видел НИГДЕ и НИКОГДА. Перегорожен каждый залив, перегорожены свалы на затопленных озерах, заливы вдоль русла Волги. Десятки, сотни брошенных сетей с протухшей рыбой. Километры этой заразы! Многие места на водоеме фактически недоступны для спиннинговой ловли. В первый день, зайдя в первый же закоряженный залив с намерением половить щуку, мы увидели ряды поплавков и плавающих пластиковых бутылок. Сразу же обозначилась и охрана: несколько мужиков поднялись в полный рост на берегу. Сети были поставлены так и их было столько, что никакая рыба эти редуты пройти бы не смогла.

Переехали в другой залив, нашли по эхолоту небольшое затопленное озеро. Очень интересное место: глубины до 10 метров, по бортам озера - 2 метра. Рядом со свалом в «Казанке» стоял спиннингист и ловил на твистер вблизи от торчащих из воды коряг. Но расположился он, как мне казалось, несколько неправильно -слишком на мели. Мы встали теоретически гораздо лучше, на четырех метрах, и теперь нам стали доступны для облова как максимальные глубины в 9-10 метров, так и коряжник на мелководье с глубинами от 2 до 4 метров. Но первая же моя проводка блесны закончилась зацепом за мощную сеть. Начали, ругаясь, выпутывать приманку. Тут же из-за острова вылетела лодка с «Нептуном». В лодке два субъекта. Один - в форме инспектора рыбоохраны, в кепке с кокардой, второй, маленький и наглый, сидел на моторе и тоже явно косил под официального человека из охранных структур.

Начали они крик с ходу: - Мы из рыбоохраны, охраняем поставленные здесь артельные сети! Здесь ловить нельзя! Вы че, уже зацепили нашу сеть? Езжайте в другое место ловить! Они завели мотор и нарочито близко и очень шумно проехали мимо одинокого спиннингиста на «Казанке». Затем они пристали к острову, на котором была видна небольшая избушка, а у костра ходили еще люди, видимо тоже «рыбоохранники». Вот такая демонстрация силы и количества «воинов». Мы переехали ниже Барминского острова и заякорились так, чтобы делать забросы на мелководное плато рядом с фарватерным течением. Вторая проводка приманки закончилась мертвым зацепом. Снова сеть! Сколько же можно!!! Подъехали, чтобы выпутать приманку. Сеть из капронового полотна, на правильной веревке, с пенопластовыми буйками. Очень высокая и прочная, скорее всего, финского производства. Грамотно затопленная и совершенно незаметная с воды.

Опять заработала уже знакомая нам схема: на острове вдруг обнаружилось несколько мужиков, которые, выйдя из кустов, стали ругаться и кричать. Бросаем якорь в новом месте. В некотором отдалении две лодки с явно местными мужиками. Вроде ловят на спиннинг. Но Саша сразу понял, что к чему: «Это брэки, посмотри, как они перемещаются. Спиннинги у них просто так, для вида». Я присмотрелся - точно. Лодки перемещались по воде строго по одной линии, так, чтобы контролировать линию постановки сетей у себя за спиной, никого туда не пропуская. При этом эти деятели все время что-то орали друг другу. Крики явно были рассчитаны на нас и других «нормальных» спиннингистов, ловивших чуть поодаль. Такая психическая атака: кому приятно ловить рыбу под непрерывные пьяные вопли? Опять же на острове виднелся большой навес, а рядом несколько человек жгли костер.

Приезжаем вечером на базу, спрашиваем у людей, что за беда с сетями. Выясняется, что рядом с Бармино рыбоохраны просто нет. Есть она только в поселке Лысково. Это довольно далеко, а бензина инспекторам не дают, вот и творится здесь беспредел. Сети ставят, не страшась никого. Но самое главное, что многие работники рыбоохраны, призванные охранять рыбные запасы, фактически сами являются самыми злостными, самыми активными браконьерами. Но больше всего меня в Бармино поразило количество браконьеров, которые выходят на воду по ночам. Лодки с фонарями с ночи до рассвета не поддаются исчислению. Фонарики видны по всей реке! По рассказам местных, основной объект промысла - стерлядь, которой в последнее время здесь стало много. Ну а в прилове судак и лещ. Причем все знают, что осетровых рыб ловить нельзя, что за это большие штрафы и даже тюремные сроки, но все равно ловят!

Глядя на все это, я вспомнил свою поездку на фестиваль на базу «Васильсурская слобода» ниже по течению. Там работники базы держат сетевиков под жестким контролем. Местные браконьеры ставят сети только в совсем «гиблых», малорыбных по хищнику местах, где клиенты базы рыбу не ловят. За 5 дней фестиваля мы не зацепили ни одной сети! Фантастика, скажете вы? Нет, просто нормально поставленная работа. Причем при отсутствии острых конфликтов между местными жителями и работниками базы - все живут в мире.

Пример базы «БигФиш» на Волжском плесе на Рыбинке еще более яркий. Там директор сумел договориться с властями и создал на своей базе пост милиции и рыбоохраны. Их катера заправляют здесь же, за счет базы. На берегу построен самый настоящий маяк высотой примерно 30 метров. Мало того что он служит отличным ориентиром для судов и лодок рыболовов - на самом верху маяка имеются мощные оптические приборы для наблюдения за акваторией, и любая постановка сетей сразу видна. Но браконьеры и без того не ставят там сети, поняв реальную силу и власть людей, взявшихся за охрану этой территории. Конечно, кроме сетей в этой поездке нам удалось половить и рыбу. Но об этом придется рассказать уже в следующий раз.

автор Владимир ГЕРАСИМОВ

 
Рейтинг@Mail.ru