За голавлем на Клязьму


За голавлем на КлязьмуВ течение многих лет я выезжаю порыбачить на водоемы ближнего Подмосковья по Ярославской железной дороге. В основном это Пироговское, Пестовское и Пяловское водохранилища и река Клязьма. Все они расположены примерно в 30 км от столицы. Рыболовы «выходного дня», к числу которых я принадлежу, приезжают на водохранилища за подлещиком, на Клязьму - за плотвой. Водятся в вышеперечисленных водоемах и судак, и щука, и карп, и карась, а вот с голавлем мне встречаться не доводилось. Я слышал, что он занесен в Красную книгу Подмосковья и предполагал, что водится он в какой-нибудь отдаленной речке, а увидеть его в выцеженной сетями и выбитой электроудочками подмосковной Клязьме никак не ожидал.


Поймать голавля меня вынудили обстоятельства. Не имея возможности ездить с ночевкой на канал за лещом, я вынужден выезжать на Клязьму, на ее различные участки между Щелково и Монино, по Монинской ветке. Основная цель - плотва. В разгар лета плотва клюет на «зелень», прячась при этом в прибрежных зарослях подводной растительности - стоять на быстрине, сопротивляясь быстрому течению, ей, видимо, не нравится. В условиях нынешнего лета, при низком уровне воды в реке, приходится применять тактику сбора рыбы малыми порциями, вылавливая с каждой потенциальной точки по нескольку рыб. Для этого необходимо вести постоянный поиск вероятных укрытий плотвы, которых, к сожалению, стало меньше.

И вот, обнаружив одну из таких точек, представляющую собой огромную сваю, торчащую из воды и обросшую вокруг густыми водорослями, я заметил поблизости от нее частые всплески какой-то сравнительно крупной рыбы. Я предположил, что это белый амур, который появился в Клязьме, если верить слухам, после прорыва заградительной сетки в каком-то местном рыбхозе. Амур в Клязьме всегда прятался в густых зарослях, и я решил не упустить шанс и во что бы то ни стало поймать крупную рыбу. Свая эта стояла на пути бурного потока ближе к противоположному берегу. С того берега к ней нельзя было подобраться из-за высоких камышей и заболоченной почвы, приходилось рассчитывать на дальний заброс через всю речку.

Наталкиваясь на сваю, бурное течение распадалось на две части: одна часть сворачивала в сторону, образуя что-то вроде омута, а другая по касательной шла вдоль зарослей травы. Чтобы обловить эту точку, нужен был ювелирный по точности заброс. Тем более что, как я уже успел убедиться, рыба в этот день была малоактивной и хватала только то, что проплывало у нее под носом. После первого удачного заброса насаженную на крючок «зелень» взяла крупная плотва. Затем я поймал плотву поменьше. Я предположил, что вокруг данного укрытия охотятся разные виды рыб, не мешая друг другу. Чтобы отсечь мелкую плотву, я стал насаживать на крючок пучок водорослей побольше. И вот мой поплавок после очередной проводки резко ушел под воду. Подсечка - и на крючке сидит какая-то сильная рыба. Но, к своему удивлению, вместо ожидаемого амура я вытащил голавля.

Памятуя о том, что голавль в Подмосковье считается редким видом, и не имея в планах ловлю этой рыбы, я сфотографировал трофей и отпустил его обратно в реку. Обловив несколько подобных участков, где на быстринах торчали сваи, я вытащил с каждой «точки» по нескольку крупных плотвиц вперемежку с голавлями. Эти рыбы соседствовали на одних и тех же участках и, по-видимому, не мешали друг другу. Вид насадки был не важен. И плотва, и голавль хватали как зелень, так и конских пиявок и клепсин. Все голавли были отпущены.

Я бы не хотел, чтобы моя заметка послужила для кого-то поводом отправиться на Клязьму за голавлями. Просто мне кажется, что сам факт нахождения голавля в небольшой реке рядом с таким городом, как Москва, говорит о том, что у природы есть еще резервы. Что она пока еще способна восстанавливать экологическое равновесие даже в таких, в прилегающих к мегаполису, районах. И если мы не будем добивать водоемы ближнего Подмосковья отходами вновь появляющихся мелких предприятий, сбросами канализации и - что зависит только от нас самих - не будем применять сети и электроудочки, то лет через десять у нас появится шанс увидеть в своих уловах не только голавля, но и других интересных для рыболова рыб.

Голавль в Клязьме - это еще один весомый довод в пользу того, что Клязьма - река живая, и поэтому ее надо особенно ценить и беречь.

автор Алексей ГАВРИЛОВ

 
Рейтинг@Mail.ru