За волжским жерехом


За волжским жерехомОбычно дальние поездки готовятся с особой тщательностью, а сборы начинаются, бывает, уже за полгода. Но случается, что на сборы остается всего несколько дней, а то и один вечер. В конце сентября мне позвонил Роман Адамыч - один из моих давних приятелей по рыболовным скитаниям - и сообщил, что решил завтра утром махнуть в сторону Астрахани. Не хочу ли я составить ему компанию? Я попросил час на размышления, но уже через десять минут перезвонил ему: «Поехали!» На следующий день вечером мы были далеко за Волгоградом, на правом берегу Волги. Потеряв полдня и забраковав несколько гламурных пристанищ с ресторанами и прочими атрибутами современной жизни, все же нашли настоящую рыболовную базу близ впадения Енотаевки в Волгу.


Устроились быстро и утром уже неслись на моторке по Волге в поиске рыболовных впечатлений. Рыболову, привыкшему к ловле на небольших речках средней полосы, здесь становится немного неуютно. Где, как и на какой глубине искать рыбу? Но первая неуверенность быстро проходит, если внимательно присмотреться к поверхности воды. Главные ориентиры - бакены, которые четко показывают судоходное пространство. Как правило, это русловая часть. Течение по всей ширине ощутимое, но где-то оно быстрее, где-то медленнее, водовороты и мощные завихрения наглядно показывают расположение ям даже без эхолота. Песчаные мысы и косы указывают на перекаты и мели. Очертания берегов также помогают представить себе подводный рельеф, и этой информацией не стоит пренебрегать: даже при наличии эхолота она заметно сокращает время на поиск перспективных мест ловли.

Еще в дороге мы прикидывали, что же будем ловить. Так как времени у нас было мало, решили остановиться только на спиннингах, начать с судака и жереха, а дальше - как получится. Решаем покатать воблеры: с ними легче найти рыбу. Вначале катаемся по глубинам 4,5-8 метров, меняя воблеры и маршруты проходов. Сразу же начинаются поклевки окуня и некрупного судака. Уходим вверх по Енотаевке -там та же картина. Целый день попадаются судаки, но не больше килограмма, что для Нижней Волги несерьезно. Ближе к вечеру встречаем котел с чайками и осторожно сплавляемся на дистанцию заброса. Однако подошли, видимо, слишком быстро, и котел распался. Но пару хороших жерехов все же успеваем взять. На подходе к базе встретили еще один котел с некрупным, до 1,5 кг, жерехом. Стая стоит на месте, и жерех совершенно не боится лодки. Процесс ловли своеобразный: заброс - подсечка - вываживание - отпускание. Дело не в рыбе, а в знакомстве с водоемом.

Следующий день прошел примерно в том же ключе: на воблеры шел некрупный судак и окунь. Неплохой пологий свал на выходе из ямы у деревни Ленино дал по полтора десятка щук от килограмма до двух. Они брали только на джиг. Двух самых крупных мы взяли на ужин. Возвращаясь к базе, встретили несколько небольших жереховых котлов и в каждом половили. В результате вытащили три нормальных рыбины по три с небольшим килограмма и пару десятков более мелких, которых отпустили подрастать. Каждый вечер на базе интересен не только обычным общением с рыболовами, но и тем, что можно сравнить свои результаты с уловами завсегдатаев этих мест. Ребята из одной компании зацепили некрупного сомика, другие не совсем честным способом добыли трех толстолобиков по 6-8 кг и судака на 6,5 кг. Справедливо полагая, что добытый багрением толстолобик не делает чести его поймавшим, за стол «брэков» не приглашаем.

После ужина анализируем общую ситуацию и приходим к выводу, что стоит полностью переключиться на жереха. Сутра «подвисаем» на котле, который каждое утро стабильно возникает у косы острова при впадении Енотаевки в Волгу. Ловится окунь, некрупный жерех селедка. Достаю удилище с тестом до 8 г и «оттягиваюсь по полной»: в среднем минута - рыба, остальное время тратится на вываживание. Скоростная ловля рыбы хороша на соревнованиях, но мучить некрупную рыбу без нужды не хочется. Оставляем кипящей котел и отправляемся за более весомой добычей. Через 3-4 километра замечаем чаячник и тихо подходим. Метров за 150 глушим мотор и сплавляемся по течению. Аккуратно опускаю якорь - под нами 15 метров. Течение сильное, видны всплески жирующего жереха. Сразу ясно, что рыба явно не килограммовая.

У Адамыча комплект: удилище 2,7 м с тестом 10-40 г, катушка Biomaster 4000 SR, шнур PP 20 lb, кастмастер 21 г. У меня среднежесткий спиннинг с тестом 7-21, длиной 2,59, шнур PE EGI 0,8, катушка Twin Power SR 2500, блесна Hopkins Trophy Trout 10,5 г. У обоих выше основной приманки - вабики из белой шерсти на овнерах. С первых же забросов понимаем, что крупный жерех более разборчив в приманках и хватать все подряд вовсе не собирается. Поэтому выжидаю момент и стараюсь положить блесну в полуметре выше всплеска. Как только мне это удается, следует незамедлительный удар и резкая потяжка. Сразу включается фрикцион, заранее отпущенный до приемлемого уровня.

На легкой снасти жерех сопротивляется упорно, но все же скоро сдается и доской поднимается к поверхности. Но возле лодки начинаются проблемы. Подсачеком я не пользуюсь: экземпляры до 5 кг обычно беру просто рукой. Крупного жереха приходится брать очень осторожно и только мокрой ладонью, так как при прикосновении сухой руки рыба тут же делает сильный рывок, который может печально закончится для рыболова, учитывая, что недалеко от лица болтается вабик на острейшем японском крючке.

Все проходит благополучно, и речной корсар весом более 3 кг отправляется на кукан. А у Адамыча ловля не ладится: у него на катушке слишком толстый шнур и он не может достать до кормящейся рыбы. Я предлагаю поднять якорь и сплавиться еще метров на 20-25, ведь негоже таскать рыбу на глазах товарища, который просто не может добросить. Свою ошибку он уже понял и пытается вспомнить, есть ли у него более тонкий шнур. Задумавшись, он делает заброс куда-то в сторону. Я же приподнимаю
якорь, и лодка начинает двигаться в сторону котла. В этот момент спиннинг Адамыча, резко кивнув, сгибается буквально в три погибели. Схватка оказалась недолгой. Секунд через пять все кончается победой жереха, а Адамычу достается обрывок лески с вабиком. Обидно... А все из-за излишне затянутого фрикциона.

Взяв еще двух приличных жерехов, понимаем, что котел рассосался. Проходим над местом поклевки крупного жереха. Глубина 6 метров, сильное течение. Видимо, когда лодка двинулась по течению, приманка пошла значительно глубже, что и побудило жерехового «папу» к поклевке. Решаем попробовать облавливать не только котлы, но и близлежащие глубины, даже там, где нет боя. Через пару неудачных попыток находим место, где глубина 4 метра, а дно - «стиральная доска». Теоретически в каждой впадине может стоять хищник. Тихо сплавляясь по этому глубокому перекату, наблюдаем за поверхностью воды. Ветра практически нет, и любой всплеск виден на большом расстоянии. Вдруг метрах в 15 от лодки сильнейший удар. Рыбина практически целиком вылетела из воды и с шумом плюхнулась обратно. Поворачиваюсь и аккуратно кладу Hopkins в метре выше всплеска. Впечатление такое, что жерех наблюдал за приманкой, когда та была еще в воздухе, и как только она коснулась воды, фрикцион резко взвизгнул и стал сдавать леску.

Немного подтягиваю тормоз и без проблем вывожу крупную рыбину к борту. Жерех оставляет за собой буруны и пытается несколько раз уйти под лодку, но это ему не удается и он сдается. После нескольких обрывов я сменил свой Twin Power на Aspire 2500 с задним тормозом. Его можно выставить гораздо точнее, но главное - можно оперативно регулировать. Многие недолюбливают такие катушки из-за излишнего веса и несколько громоздкого внешнего вида. Возможно, передний тормоз более надежный, но в случае с жерехом задний оказался явно предпочтительнее. В итоге, облавливая не только места боя, но и близлежащие свалы и канавы, мы начали ловить более крупных рыб, хотя и немного реже. Впоследствии мы несколько раз встречали жереха, бьющего малька на поверхности, даже на ямах с глубиной до 15 метров.

Интересный эпизод был в начале ямы немного выше впадения Митинки. Каждый день с утра до вечера над ней кружили чайки и бил жерех, но основная часть рыболовов, сделав несколько десятков пустых забросов, уходила с этого котла. Ни кастмастер, ни вертушки, ни вабик жерех здесь брать не хотел. Нагло плескался настолько близко от лодки, что брызги порой доставали до борта. Я прекрасно видел приличного размера рыбин, которые, крутанувшись и схватив малька, уходили на глубину. Конечно, не мог жерех при такой активности игнорировать все приманки. Пошуровав по коробкам, я извлек микровертушку с утяжеленным сердечником, которая не раз выручала меня при ловле форели на сильном течении. Первый же заброс ап-стрим принес мне жереха за 3,5 кг. И это на удилище с тестом до 8 г! Избежать разгиба тонких крючков помог только заблаговременно отпущенный фрикцион.

Рыболовная братия на базе уже на третий день заинтересовалась нашими жерехами. Начались расспросы: где, на что? Скрывать нам было нечего, но приятно было осознавать, что в первый же раз мы из новичков превратились в специалистов, чье мнение все хотят услышать. В какой-то момент у нас подошли к концу дальнобойные приманки: кастмастеры и «хопкинсы». Спасли положение несколько девонов, найденных на дне моего рыболовного ящика. Но для того чтобы не убивать плетеный шнур, лопасти девонов пришлось немного прижать пассатижами. Получившиеся бруски стали лучше летать, меньше закручивать леску, но и хуже крутиться. Однако на клев жереха это не оказало особого влияния. Мы уезжали с Волги с приятном чувством рыболовной усталости, приобретя новых друзей, разведав интересные места, а главное, унося воспоминания о ловле сильных и стремительных рыб.

автор Александр ФРОРЛОВ

 
Рейтинг@Mail.ru