По первому льду на Куйбышевском водохранилище


По первому льду на Куйбышевском водохранилищеЗа окном всю неделю стабильная минусовая температура. Большая вода встала повсеместно. Суббота, долгожданный выходной. Знакомые лица друзей-рыбаков в машине. Ощущение праздника в душе. Дождались! Армянский пляж встречает двадцатиградусным морозцем. Это место в районе поселка Камское Устье – культовое для большинства наших рыболовов-зимников. Но сегодня народу не так много – от силы сотня машин на берегу. Большинство казанских рыболовов отправилось на Каму. Она замерзла раньше, и всю неделю там очень хорошо ловился мелкий судак и берш. Рыбацкая молва летит быстро, и сегодня, в выходной, там будет весь город. Я не люблю большие скопления народа, да и мелкий судак мне не нужен. Хочется поискать достойного соперника и спокойно ловить без толкотни среди непонятливых неофитов.


Выходим на лед. Вереницы рыбаков идут от берега и растворяются в зимних рассветных сумерках. До ближайших уловистых точек четыре километра. В тяжелой амуниции и по скользкому чистому льду это час ходьбы. На шее спасалки, в руке легкая пешня. Береженого Бог бережет! Лед еще не везде однородный, и несколько раз приходится петлять, обходя покрытые тонким ледком промоины. Пришли. Пара сотен человек широким веером рассыпается по площади в километр. Старых лунок на льду нет - мы первые, а это важно. В этом месте подо льдом проходит широкая, метров в пятьсот, канава, соединяющаяся с руслом Волги. Максимальные глубины 12-14 метров и плавный подъем на плато в 5-6 метров.

Первая лунка! На морозе она немного парит - этакий черный зрачок в бездну. Эхолотом мерю глубину: подо мной 12 метров, слабенькая тяга. Весело клюет средненький берш и мелкие судачки. Они азартно, с резким ударом атакуют мою судаковую блесну. Вторая, третья лунка... седьмая... девятая. Картина не меняется. Ухожу на шестиметровое плато рядом с канавой. Встречаю знакомых рыбаков: у них уже в активе по десятку судаков от килограмма до двух весом. Утром кто-то рядом с ними поднял хорошую фарватерную щуку. Такой прилов нежелателен: жалко хорошие блесны, которые она может срезать. Бурюсь в полусотне метров от них. Ставлю новенькую, еще не проверенную блесну - недавний подарок от хорошего мастера и друга. Накануне, вручая ее, он предупредил: «Таких блесен всего две. Одна для тебя, экспериментальная. Береги и не давай никому рассматривать близко». Блесна легкая и узкая с ассиметричным телом и сложной кривизной изгиба.

Изготовлена она из серебряного сплава, чуть отливающего желтизной, оснащена хорошим овнеровским тройником. Отправляю металлический эксклюзив в лунку. Несколько плавных подбросов - и тут же удар и сход чего-то достойного. Через десяток минут следует жесточайший прижим. Подсекаю. Треск развалившегося стопора обратного хода катушки. Сход, трофей потерян! Хочется долго и громко ругаться. Достаю запасной удильник, меняю лунку. Блесна работает безотказно. За час ловлю пяток зачетных судаков до двух килограмм весом. И много сходов. Тройник явно маловат, но менять его не рискую: может сбиться уникальная трепещущая игра железки на падении.

Солнце поднимается все выше, утренний клев позади. Судак перестал активно передвигаться, приходится двигаться мне, бурю все новые и новые лунки. С каждой - максимум одна поклевка. На очередной лунке неожиданно для меня следует не удар, а мощная потяжка. Пытаюсь сдержать рывок, нитка режет руки, несколько секунд борьбы - и сход. Блин, даже от дна не смог поднять! Опять хочется ругаться: один из поддевов честного овнеровского тройника полностью разогнут. Ну не везет мне сегодня с трофеями! Недалеко от меня рыболов вытаскивает на лед судака на пятеру. Зависть - плохое чувство! Нужно снова искать.

Мастер-класс от старого рыбака

Зимний день быстротечен, но впереди есть еще два-три часа и надежда на вечерний выход хищника. Перемещаюсь по свалу. Встречаю знакомого из нашей машины. Пожилой рыбачок по имени Фоат. Он сидит на стульчике и с завидной регулярностью вытаскивает на лед хороших судаков.
- На что ловишь?
- А вот.

Смотрю: здоровенный финский медный «Наутилус» без цепочки, очень тяжелый для семи метров глубины. Проводка его незатейлива, простое покачивание у дна. Очевидно, судака привлекает не игра, а именно размер и цвет железки. Такое бывает, если судак ходит именно за лещом. Вокруг счастливчика с десяток рыбаков. Негласный этикет судачатника не позволяет приближаться к рыболову ближе 30-40 метров. В этом радиусе лед весь рассверлен, но ловит только один Фоат. Явно попал на судаковую тропу и нашел свою «золотую лунку». Вот на очередном подбросе блесны у него следует мощный прижим. Тихо ругаясь по-татарски, Фоат медленно перебирает руками звенящую леску.

Предлагаю свою помощь, в ответ короткое «Не мешай!» Со второй попытки он заводит судака мордой в лунку. Дальше он пройти не может: узковата лунка в 130 мм! Фоат легонько бьет судака по стиснутой пасти рукояткой черпака, тот размыкает челюсти, и в этот момент рыбак быстро просовывает рукоять черпака наискось в глотку. Одним движением, действуя черпаком, как рычагом, выдирает судака из тесной лунки на лед. Такого приема я еще не видел – мастер-класс от старого рыболова. На льду ворочается мощное тело рыбы с чешуей почти черного цвета. Настоящий монстр! По виду в нем больше шести килограмм.

Игра в стиле «отбойный молоток»

Фоат, широко улыбаясь, предлагает попить чайку, но после увиденного мне не до чая. Отхожу метров на 25 в сторону, мысленно пытаюсь представить ход судаковой тропы. Бурю лунку. Необходимо привлечь внимание рыбы к себе, забрать ее у счастливчика-соседа. Его блесна только блестит, а моя будет шуметь. «Сейчас я твоих судаков к себе позову!» - Он относится к моему заявлению скептически: «А вот попробуй!». Пробую. Ставлю проверенную 11-граммовую «цикаду» с крупными двойниками. Она очень капризна в анимации, не по размеру большие крючки то и дело перехлестываются за шнур и сбивают игру. Часто от вибрации слетают кусочки тюльки, а если один из двух крючков пуст, уловистость снижается в разы. Но игра стоит свеч. Цикада очень шумная, при резкой и высокой протяжке вверх в воде создаются мощнейшие акустические колебания. Пару минут без перерыва делаю резкие протяжки блесны с короткими паузами.

По ощущениям кажется, что на другом конце удильника работает маленький отбойный молоток. Все. Хватит. Если я рассчитал все правильно, то сейчас под водой большинство судаков спешат разобраться с маленьким возмутителем спокойствия - моей железкой. Момент истины. Последняя протяжка - и медленная ритмичная ступенька вниз. В полуметре от дна короткий удар. Мимо, тюлька сбита с крючка, это чувствуется по изменившейся игре. Насаживаю свежие кусочки и бросаю блесну в лунку. Жду падения. До дна цикада не доходит - съедена взаглот судаком на пару килограмм. Начинаю ловить с каждой проводки. Одного за другим достаю на лед судаков. Ну хватит уже. А у соседа в это время клев как обрезало. Он растерянно меняет игру блесны, бурит пару новых лунок - тщетно. Рыба моя!

Довольный, достаю термос и пью чай. Кричу Фоату: «Лови! Сейчас у тебя начнет клевать!» Он действительно начинает ловить, но ловит недолго, до тех пор пока в воде опять не появляется моя шумная блесна. Объясняю ситуацию, он подходит и с недоверием рассматривает мою железку. Желтая, с покрытым люминофором низом и несуразно крупными двойниками, она совсем не похожа на обычную рыбку. Ловит она всегда, но с одной оговоркой: такая агрессивная игра востребована только в перволедье, по активному и голодному хищнику. В глухозимье этот прием уже не сработает, судак потребует игры нежной и деликатной. Клев постепенно стихает. Множество легких поклевочек на паузе. Кто-то постоянно сбивает тюльку с крючков. На мелкого судака и берша это не похоже: они всегда бьют блесну азартно и резко. Крупный судак блесну неторопливо давит. На очередной проводке удается кого-то засечь. Поднимаю рыбу, она идет на удивление легко, без рывков. Еще секунда - и на льду появляется семисотграммовый подлещик. Он не забагрен, а взял железку «честно», ртом. По перволедью и лещ хищник!

Ранние зимние сумерки опускаются на лед. Пора собираться. Впереди целый час пути с тяжелой поклажей на ледянках. Но обратный путь не покажется длинным. Всю дорогу к берегу буду перебирать в голове отдельные моменты сегодняшней ловли, искать ошибки в своих действиях. Завтра воскресенье и снова можно будет вернуться сюда. Может быть, повезет, и я обновлю свой личный рекорд по зимнему судаку. Но это завтра, а сейчас - длинная дорога домой.

fdnjh Игорь ГОЛИЩЕНКО

 
Рейтинг@Mail.ru