Майский сазан. Часть 1


Майский сазан. Часть 1Сазан - это отдельная дисциплина в рыбалке. Говорят, что даже не каждому дано столько терпения, чтобы специально заниматься его ловлей. Стоит ли говорить о специальных снастях и снаряжении? Конечно, стоит. Это будет длинный, интересный, но всего лишь разговор. А вот ужение дикого сазана на поплавочную удочку - это в первую очередь эмоции и переживания, с которыми счастливчики будут жить до конца дней своих. Своего первого в жизни сазанчика я поймал на обыкновенную удочку именно весной. Я был ещё школьником, и мы ездили в Среднеахтубинскую пойму на автобусе с пересадкой в Волжском, а потом шли пешком 7 километров. Это сейчас килограммовый сазанчик вызовет у меня улыбку и будет непременно отпущен. А тогда это был трофей трофеев среди всего, что мне удавалось поймать на поплавочную удочку!


Со временем такие ярчайшие переживания обрастают большим количеством ассоциаций и семантических связей. Поневоле начинаешь искать ответ на вопрос: «Эта поимка была случайной или нет?» Та, первая моя встреча с сазаном произошла примерно в начале мая. Записей с точной датой нет, но помню, что абрикос уже отцветал, а мы ещё в полный рост ловили в ериках на удочку - паводок был в том году очень поздний. Я тогда был уверен -это случайность чистой воды! Однако такие случайности весной происходят чуть ли не у всех, кто целенаправленно ловит поплавочной удочкой в пойме. Короткий рассказ Игоря Степанчука наглядно показывает, как это обычно происходит. Дело было в прошлом году.

На заветной ямке

До вчерашнего дня считал ловлю сазана высшим пилотажем рыбацкого искусства. Определённые места обитания, пугливость и осторожность, арсенал недешёвых снастей и прибамбасов плюс куча времени позволяли лишь мечтать: «Вот присесть бы на сазанчика!!!» Короче, в четверг в пять утра стрелкуемся с Санычем. Цель: прогулка на природе плюс ловля чего-нибудь, чтобы кот домой пустил. Средства: пара спиннингов и поплавочная шестиметровка, не расчехлявшаяся года четыре. Место: где-нибудь в Ленинской пойме, недалеко от дороги (прогноз погоды неустойчивый, а грязь месить не хотелось). Доехали до ерика Булгаков. Былая его мощь утратилась чуть ли не вполовину. Протоки пересохли, вода какого-то зелёного цвета, болото да и только. Зато чудная погода и народу никого.

Расчехляемся, спиннингуем. Почти на каждом забросе щурята-карандаши и окуня-спички. Чуть дальше коряжник, а в нём нет-нет, да и плеснёт что-то приличное. Подхожу, блесню, без толку. А вдоль коряжника дефилируют стайки плотвы. Где наша маховушечка? Вот она. Меряю глубину - метра 2 с половиной. Червячка - и вперёд. Минуты не прошло, поплавок, едва заняв боевую полустойку (груз на дно положил), начинает странно подрагивать. С подозрительным выражением физиономии не то что бы подсекаю, скорее, имитирую подсечку. Удилище в дугу, леска звенит и носится из стороны в сторону, как сумасшедшая. «О, б... ну ё... ни... не меньше кила...», - мелькает в голове.
- Что там у тебя? - шумит Саныч.
- Дух, - отвечаю, пряча рыбу в садок.

Крючок, червячок, заброс, боевая стойка... «Душман какой красивый, медного цвета с яркими красными плавниками, а как брыкался... кайф... Клюёт, что ли?» - руки сами хватают удилище. Есть!!! Всё повторяется один в один, разве что меньше церемоний при вываживании. Выволок, взял под жабры, любуюсь... «УСЫ?! САЗАН!!!» - нахлобучивает меня.
- Саныч, это сазан! - ору.
- О как!

«Что ж я так ору? Так... крючок, червяк... щас бы бойл закинуть... Какой бойл, наверняка на детсад нарвался, вон они, стандартные, под кило. Знаю же я место в Будённом, где «вечный клёв» гибрида, за час можно ведро натаскать, но размер не больше ладошки. А может, вообще залётная парочка? Что-то руки трясутся, червя проткнуть не могу». Заброс, стойка. Прикурить успею ли? Саныч пришел... Блин, сигарета кончилась... Клюёт или... А по фигу, подсечка...
- Саныч, есть!
- Тащи, не торопись, я подсак принёс.
- Этот вроде покрупнее.
- Держи!
- Он в коряги...
- Сошёл?
- Оторвал... Вон он, поплавок потащил, гад!
- Хороший был.
- Угу. А знаешь, Саныч, что самое печальное?
- Ну?
- Эт твой сазан был. Я когда тащил, подумал: скоро домой, а у тебя только мелочёвка.
- Спасибо. У тебя есть что привязать-то? Вон у меня возьми, а я пока свою закину...

Прошёл час.
- Ну и где справедливость? - сокрушался Саныч. - У него сазаны, а у меня лаврушка. Уже всех червей сожрали!
- У меня тож кончились. Я на кукурузу пробую, - отвечаю.
Подсечка... Зацеп? Не... Нечто монстрическое пригнуло удилище к воде и тут же оторвало леску. Второй поплавок поплыл в коряги...

Саныч отдал мне свою удочку, поскольку у него почему-то клевала только мелочь, и ушёл на своё место. Напротив меня расположился местный абориген и радостно сообщил, что я занял его место, но он не против, потому как есть с кем поболтать. Всё оставшееся время я слушал «Монологи о рыбалке». Он не прерывался, даже когда вытаскивал (именно «вытаскивал», грубо и неженственно, перечеркнув тем самым мои представления о «правильной» рыбалке) рыбину кила на 4, и неподдельно расстроился, когда я засобирался домой. В садке к тому времени набралось килограммов десять, не считая утрешней мелочёвки. У меня пока что такой заветной ямки, как у Степанчука, нет. Зато у меня есть заветная труба, к которой я езжу в мае каждый год.

 

SSD недорогой хостинг. Трафик неограничен!

Рейтинг@Mail.ru