Хитрый окунь глухозимья


Хитрый окунь глухозимьяМягкая южная зима нечасто балует морозами. Уже с конца декабря установилась снежная морозная погода, а после Нового года столбик термометра по ночам частенько опускался ниже пятнадцати градусов. И на Рождество мы с друзьями решили осуществить давнюю задумку - разведать ледовую обстановку на Дону в районе Николаевского гидроузла (первый после Цимлянского вдхр.). Летом в тех местах в изобилии ловится крупный окунь, и картины матёрых горбачей, струной натягивающих тонкую леску, уходящую в черноту лунки, не давали нам покоя. Итак, решено! Сборы назначены на четыре утра. Снасти подготовлены ещё с вечера, Ножи ледобуров остро наточены, «Тормозки» собраны. Несколько часов беспокойного сна, и вот уже бодрый писк будильника подбрасывает над постелью. Бегом на кухню: перекусить на скорую руку и в обязательном порядке запастись изрядным количеством горячего ароматного кофе.


Беглый взгляд на термометр. Ого! Минус двадцать два! «Сибиряк не тот, кто не мёрзнет, а тот, кто хорошо одевается», - успокаиваю себя старой народной мудростью. Ну вот, вроде всё готово. Захватив камеру, бегом спускаюсь в гараж поджидать мчащихся за мной товарищей. Серебристая «Лада-Универсал» десятого семейства лихо въезжает во двор прямо к воротам гаража. Быстро забрасываю в багажник немногочисленный скарб. По коням, и вперед! Путь предстоит неблизкий, а хочется застать зорьку.

Едва выехав на трассу, столкнулись с интересным явлением - полосами густейшего тумана. И это при температуре в двадцать градусов ниже нуля! Причём в самой гуще тумана датчик бортового компьютера регистрировал минимальную температуру, местами опускавшуюся до 26 градусов. Гоню от себя мысли о том, как на таком морозе голыми руками управляться со снастью. Перчатками не пользуюсь в принципе, даже очищать лунки предпочитаю рукой, а не шумовкой. Ладно, лишь бы клевало, а там видно будет.

По дороге традиционно останавливаемся в Тереховском набрать свежей воды из колодца. Надев налобный фонарик и захватив пустую бутылку, я, как самый молодой, побрёл к колодцу, протаптывая тропу в глубоком снегу. Вокруг - тьма непроглядная. Подхожу к ямке родника и некоторое время стою в полном замешательстве - где же вода? Вода оказалась настолько прозрачной, что в свете фонаря граница с воздухом становилась совершенно невидимой. Набираю полную бутылку - и бегом в тёплую машину. До места ещё больше половины пути, и почти всю оставшуюся дорогу я сладко продремал на заднем сиденье.

По тонкому льду

К намеченному месту прибыли уже засветло. Несколько километров по просёлку, пробиваясь сквозь редкие переметы, и мы на берегу Дона. Выходим из машины. Все её выступающие части покрыты толстыми иголками выкристаллизовавшегося на морозе тумана. Любопытное явление. Подходим к берегу. Открывшаяся перед нами картина реки производит сильнейшее впечатление, контрастируя с привычными летними пейзажами. После снятия на зиму шлюзов вода ушла минимум на четыре метра, обнажив рельеф тех мест, где мы по лету ловили с лодки полосатого. Под противоположным берегом виднелось скопление бугров-пупков, знакомых нам лишь по экрану эхолота. Под нашим берегом -крутейший свал, заканчивающийся нагромождением торосистого льда. Всё это - в лучах едва показавшегося солнышка, пробивающегося через остатки ночного тумана. Холод после тёплой машины пробирает до костей. Ёжась, стоим на берегу, обозревая окрестности.

Осмотревшись, замечаем под противоположным берегом рыболовов. После некоторых колебаний всё же решаемся выйти на лёд. Вроде держит. Настоятельно рекомендую воздержаться от подобных глупостей, не имея с собой пешни и верёвки! Не успели мы отойти на двадцать шагов от берега, как Иван, который замыкал нашу процессию, провалился на полсапога в воду, продавив тонкий хрупкий лёд. Заглянули в дырку. Струя - сумасшедшая. Покрывшись холодным потом, аккуратно по своим следам перебираемся на безопасный берег. Да, похоже, здесь без вариантов. Будем искать другие места.

Первая лунка, первый окушок

Быстро позавтракав ледяными пирожками и обжигающим кофе, решаем переместиться к системе проток и заводей чуть выше по течению. На спокойной воде наверняка стоит надёжный лёд. Пятнадцать минут по заметённой грунтовке, и мы на месте. Бегло осмотревшись, замечаем группки рыбаков, уже расположившихся на границе с течением. В разные стороны от нас по льду идут хорошо натоптанные тропы. Кое-где даже стоят машины. Захватив с собой всё необходимое, выдвигаемся, наконец, на поиск рыбы. Основные набуренные места оказались как раз на границе торосистого льда, отмечавшего начало бурного течения и спокойной воды. Метрах в пятистах выше по реке виднелась огромная парящая на морозе полынья. Отойдя метров на сто от кучки рыболовов, бурим первые лунки. Наточенный бур уверенно вгрызается в лёд, и через минуту лунка готова.

Лёд толщиной сантиметров сорок-пятьдесят, опасаться нечего, хоть на танке выезжай. Быстро прочищаю лунку от шуги, и, чтобы не возиться на морозе с тонкой мормышечной снастью, решаю для начала опробовать закупленные накануне балансиры. Опускаю приманку до дна. А глубина-то совсем небольшая, воды подо льдом от силы метр. Пара взмахов удильником. Пауза секунд десять. Ещё взмах. Пауза. Тычок в руку - и первый краснопёрый красавец граммов на триста затрепыхался на льду, мгновенно покрываясь тонкой белой корочкой. Второй раз в жизни ловлю балансирами, ощущения непередаваемые! Достаю из лунки ещё несколько окуней. Рыбаки, от которых мы специально отошли подальше, мгновенно оказываются вокруг нас. Это явление носит ёмкое и звучное название - «поджопники».

Лунка меж тем «выключилась». Бурю другую, метрах в пяти от первой. Опять удары с первых взмахов. Окушки не сказать, чтоб рекордные, но и не мелочь. Граммов от двухсот до четырёхсот. Вторая атака также выключается после нескольких выдернутых полосатиков. Обсверливаем втроём пятачок метров сорок протяжённостью и метров десять шириной, на самой границе с течением. На нём и пасёмся, переходя от одной лунки к другой. На течении ловить невозможно - балансир, подхватываемый плотно идущей под самым льдом шугой, увлекается вниз по течению до тех пор, пока не закончится леска на катушке. Ради эксперимента пробую ставить концевые грузы весом до полутора унций - тяжелее с собой просто не было. Та же картина. Видимо, настолько плотно шла подо льдом шуга. Попытки половить ближе к берегу также оказываются безрезультатными.

Вот так от лунки к лунке, доставая пару-тройку окуней из одной и переходя к другой, ловили мы примерно в течение часа. Затем солнышко поднялось повыше, клёв плавно начал затихать, и вскоре прекратился полностью. Решив, что либо окунь ушёл с этого места, либо мы всего его выбили, включаю активный поиск. «Поджопники», убедившись, что раздача закончилась, также ушли на поиски рыбы, наконец, оставив нас в покое.

Бурю новые лунки, пробую. Безрезультатно. Через некоторое время краем глаза замечаю подозрительно притихшего над своей лункой товарища. Подхожу поближе. На льду - несколько только что пойманных, ещё не успевших застыть окуней. В руках у друга - «балалайка». Несколько нежных взмахов кивком, аккуратная подсечка, и очередной мордатый красавец извлекается на свет божий. Вот тебе и раз! Есть над чем задуматься. Оказывается, окунь никуда не ушёл, а просто с восходом солнца перестал обращать внимание на балансиры, при этом охотно хватая «паровозик» - оснастку из двух безнасадочных мормышек. То ли при свете дня хищник рассмотрел подвох в свинцовой рыбке, то ли причиной стали какие-то особенности режима питания, привязанные к времени суток, - однозначно определить причину такой смены поведения трудно. Ведь есть же такое явление, как ночные «выходы» судака или леща. Может, и с окунем так? Не знаю. Но факт остается фактом: полностью игнорируя балансиры, окунь с жадностью бросался на маленькую безнасадочную мормышку. А раз так, значит, дадим рыбе то, что она хочет.

Удильник для балансиров отправляется в ящик, достаю любимую «балалайку». Да-а-а... Снасти, рассчитанные на «спортивного» прудового окуня, для данных условий оказались явно слабоваты. Самая толстая леска в арсенале - 0.08. Эх, хотя бы 0.1! Что ж, придётся ловить тем, что есть в наличии. Расчищаю лунку от шуги. Сделать это оказалось не так-то просто. Несмотря на некоторое отдаление от основной струи, подо льдом всё-таки было слабое течение, тащившее толстую прослойку противной шуги. Она постоянно забивала лунку и всячески препятствовала мормышке опуститься до уровня чистой воды. Но как только удавалось пробиться сквозь толщу ледяной каши, моментально следовала поклёвка. Перетягивание паутинки с трёхсотграммовым мордатым полосатиком на другом конце при метровой глубине - тот ещё адреналин!

Ловил я (впрочем, как и мои товарищи) исключительно на безнасадочные мормышки. Крохотная серая вольфрамовая дробинка или изящная чёрная коза с парой белых или жёлтых бусинок на крючках были просто неотразимы для полосатого хищника. Горка с рыбой возле лунок постепенно росла, что не могло укрыться от зоркого взгляда бдительных «поджопников». Набежавшее стадо тут же принялось бурить и прокачивать лунки у нас под ящиками. Но окунь в упор игнорировал здоровенные мормыхи-чечевицы на леске 0.2, пусть даже и украшенные аппетитными пучками крупного мотыля, отдавая предпочтение изящной снасти, миниатюрным приманкам и ювелирной игре.

Самым сложным было не соблазнить окуня на поклёвку, нет. Брался он исправно, не заставляя себя ждать, лишь только мормышка оказывалась у него под носом. Основную массу времени и нервов отнимала борьба с шугой. Во-первых, на этапе опускания лёгенькой мормышки до горизонта чистой воды. На то, чтобы пробить слой ледяной каши толщиной в сорок сантиметров, да ещё и постоянно движущийся вниз по течению, порой уходило несколько минут. Во-вторых, на этапе вываживания. Окунь просто-напросто забивался мордой в толщу шуги рядом с лункой и застывал в анабиозе. Сдернуть его при помощи тонкой жилки не представлялось возможным. Приходилось выковыривать его оттуда подручными средствами - палкой, шумовкой. Не всегда эта операция оканчивалась успешно, в таком случае приходилось жертвовать мормышкой.

При проталкивании мормышки через шугу отчасти выручала небольшая веточка. Перед тем, как опустить мормышку, в лунку опускается ветка или камышина, и вода в лунке аккуратно закручивается. Шута при этом сбивается к краям, оставляя небольшое свободное окошко в центре. Способ, прекрасно работающий на стоячей воде, на течении помогает гораздо хуже - лунка постоянно забивается всё новой и новой шугой, идущей подо льдом сплошным ровным толстым пластом, а чистое окошко сносится вниз по течению. Но все это - лишь досадные мелочи, на которые при хорошем клёве не обращаешь внимания. Даже мороз отходит на второй план - каждая рыбка согревает и руки, постоянно занятые работой, и душу. Особенно, когда на тонкую леску время от времени влетают экземпляры под полкило.

Часть поклёвок заканчивалась в пользу окуней, и к концу дня мои правильные мормышки подошли к концу. Выпрашивать у друзей не хотелось, попробовал поставить крупную блестящую из своего арсенала. Количество поклёвок сократилось в разы, причём подсадка мотыля какого-либо значительного влияния на клёв не оказала. Переборов гордость, беру пару небольших чёртиков у товарищей. Дело тут же пошло на лад. А солнышко тем временем катилось к горизонту, короткий зимний денёк подходил к концу. Пора бы и честь знать. Собрав свежемороженый улов, кучками лежащий у наших лунок, двигаем к машине. Пакет с окунями приятно оттягивает одну руку, бур и ящик со снастями - другую, фотоаппарат болтается за спиной. Тащить всё это на себе довольно тяжело, а до машины идти не так уж и близко, и я впервые пожалел, что до сих пор не обзавёлся такой удобной штукой, как санки-корыто. По-быстрому перекусив на капоте перед дальней дорогой, забираемся в тёплый салон, и по уши довольные удачной рождественской рыбалкой уже по темноте мчим домой.

Окунь заставляет шевелиться

По итогам рыбалки сделал для себя ряд выводов. Во-первых, никогда не соглашусь с мнением, что окунь - бестолковая рыба, кидающаяся на всё подряд. Чтобы убедиться в этом, достаточно было взглянуть на размер уловов у нас и у толкущихся вокруг рыбаков. Чуть толще леска, чуть крупнее мормышка - и интенсивность клёва сокращается в десятки раз. Успех рыбалки складывается из многих факторов: найти рыбу, подобрать приманку, правильно её подать. Изящность снасти также играет немаловажную роль. Исключи любой - и останешься ни с чем. Можно весь день просидеть на рыбе, но, так и не подобрав к ней ключика, не увидеть поклёвки. Можно всё делать правильно, но тщетно упираться там, где рыбы нет. Очевидно, что в таком случае также останешься с носом. Только активный поиск, причём как места, так и способа ловли, приманки, проводки и т.д. Да ещё и повадки рыбы могут меняться по нескольку раз на день. И если клёв внезапно прекратился, то далеко не факт, что рыба куда-то ушла. Возможно, она просто закапризничала. Нужно всего лишь попробовать предложить ей что-то другое. Глядишь, и клёв возобновится.

Андрей ЧУКАНОВ

 

SSD недорогой хостинг. Трафик неограничен!

Рейтинг@Mail.ru