Сидоки и ходоки. А кто вы на рыбалке?


Сидоки и ходоки. А кто вы на рыбалке?На водохранилище с каждым годом приезжает все больше людей, движимых желанием хоть что-то поймать. И, по моим наблюдениям, вся эта толпа рыбаков по манере поведения на льду делится на три категории. Постараюсь дать им краткие характеристики.

ПЕРВАЯ ГРУППА. Условное название «сидоки». Эта группа любителей подледного лова сверлит не более трех лунок за день. В ожидании долгожданной поклевки они могут просидеть с раннего утра до сумерек на одном месте, провожая грустным взглядом проходящих мимо рыбаков. И если им удастся выловить хотя бы нескольких окуньков, будьте уверены, в следующий выходной вы увидите этого человека на том же месте. На мой взгляд, эта категория рыбаков самая преданная, самая фанатичная из всех трех. Им важен сам процесс, а не результат.

Как-то я поинтересовался у такого «сидока», третий выходной сидящего недалеко от берега, почему он не сменит место, ведь кроме мелких окуньков пополам с еще более мелкими ершами у него ничто не ловится. Его ответ просто поразил меня. Он сказал: «Два года назад я на этом месте поймал окуня почти на килограмм». Особый комизм этой ситуации придавало то, что разговор происходил в начале февраля. К этому времени Горьковское водохранилище сильно мелеет. Иногда воду спускают так, что там, где по перволедью трехметровая глубина, к середине февраля лед ложится на дно. Средний и крупный окунь у берега частью выловлен, а тот, что уцелел, уходит на дальние гривы - песчаные отмели, ближе к фарватеру, то есть возвращается он не раньше середины марта, когда лед начинает интенсивно таять. Все это я объяснил рыбаку, а в ответ услышал: «я все-таки останусь, вдруг повезет». Из этого следует: объяснять что-либо «сидоку» бесполезно - очень упрямый народ. Эти люди за рыбой не ходят - они ждут, когда рыба придет к ним.

ГРУППА ВТОРАЯ: условно «ходоки». Это самая беспокойная, самая большая и самая нахальная категория рыбаков. Это именно они оббуривают вас, едва начинает клевать. Даже если вы сидите на расстоянии километра от ближайшей группы рыбаков, и если у вас клюет, «ходоки» непременно появятся. И как вы ни маскируйтесь, как ни прячьте улов, вскоре вы услышите похрустывание снега, а затем и шум коловорота, сверлящего лунки. И вот уже рядом, окружив вас кольцом, сидят не менее 5-6 «ходоков». Как они выследили вас - тайна за семью печатями. Вероятно, с годами у «ходоков» вырабатывается своеобразный нюх, а отсутствие его заменяется мощным биноклем. «Ходокам» всегда не сидится на месте. Даже если у него неплохо клюет, там, у другого «базара», ловится лучше, и он бросает хорошую лунку и бежит к той кучке рыбаков, чтобы убедиться, что ловится так же, как и на прежнем месте.

Посидев с полчаса на новом месте, ему кажется, что на дальнем «базаре» машут руками чаще, чем он; а если и не чаще, то вытаскивают рыбу значительно более крупную, чем он. И эта догадка жжет его, и, не выдержав, «ходок» сматывает удочки и бежит к дальнему «базару». Особенно неприятна и нагла разновидность племени «ходоков», любящая садиться на «хвост» более опытному, более знающему местный водоем или просто более удачливому рыбаку. И нет никакой возможности от них оторваться, разве только сесть на заведомо безрыбном месте. Это они бурят тебе под самый ящик, вынуждая сниматься с уловистой лунки. Это они пристают с вопросами: «Клюет? Не клюет? На что ловишь? На дне или в полводы?»

Избежать встречи с «ходоками» нет никакой возможности. Но эта тактика ловли себя почти всегда оправдывает, и ряды «ходоков» с каждым годом все больше растут. Только старость или слабое здоровье как-то сдерживают прирост этой группы, по крайней мере, на Горьковском водохранилище, где до уловистых мест приходится идти не один километр, и со слабым здоровьем, особенно по глубокому снегу, такие переходы просто не выдержать. Сейчас, с развитием благосостояния отдельной части населения, появились еще и моторизованные «ходоки». На снегоходах они мотаются по всему водохранилищу, настигая удачливых рыболовов в самых отдаленных и укромных местах.

ГРУППА ТРЕТЬЯ: «отдыхающие». Эту категорию любителей подледного лова, хотя рыбаками их можно назвать с большой натяжкой, узнаешь сразу. Вывалившись из автобуса веселой гурьбой и отойдя недалеко от берега, они составляют ящики в круг и начинают отмечать выход на лед. Вообще, надо заметить, «отдыхающие» отмечают все: и первую пробуренную лунку, и первую пойманную рыбу, и вторую, и третью... Если не ловится, они пьют за то, чтоб клевало, лучше ловилась, больше поймать. К середине дня, а то и раньше, они уже с трудом удерживаются на ящиках, неуклюже пытаясь насадить мотыля непослушными руками. Вечером можно заметить, как двое «отдыхающих» тащат особо наотмечавшегося под руки к берегу.

«Отдыхающие» любят громко, на весь «базар» хвастаться о своих рыбацких успехах, причем после каждого стакана количество пойманной рыбы увеличивается примерно на килограмм, а величина трофея - на 10-15 см. Этим людям не важен результат, они приезжают отдохнуть от жен, детей, постылой работы, почувствовать себя настоящими мужчинами. В отличие от «сидоков», им важен не сам процесс рыбалки, а прелюдия к нему. Еще за неделю до поездки они начинают готовить снасти, шлифуют крючки на мормышках, выбирая самые уловистые, на их взгляд. Вечерами перезваниваются друг с другом, обсуждая, куда ехать, где, на что и чем ловить. На деньги, утаенные от бдительного ока жены, резко отрицательно относящейся к его увлечению, покупается водка, без которой «отдыхающий» не мыслит саму рыбалку. Эта группа придерживается раз и навсегда принятого ритуала, и водка - это основной его атрибут. Все другие горячительные напитки отвергаются, исключение составляет лишь пиво.

Самое странное, что «отдыхающим» часто везет. То на месте, где отродясь ничего не водилось, кроме окуньков, он вытаскивает приличного подлещика; то вместо мелкой плотвы, которую ловят окружающие, «отдыхающий» начинает вытаскивать такие экземпляры, что впору самому напиться с горя. я как-то сам был свидетелем такого случая. Сидел в группе рыбаков, среди которой ярко выделялись несколько «отдыхающих». Судя по громкой речи и нетвердой походке, они уже много чего отметили. Среди них особенно выделялся один. Нетвердо держась на ящике, даже не пытаясь встать, он «клевал» носом над лункой. Иногда из его рук вываливалась удочка. Вдруг он встрепенулся и стал лихорадочно выбирать леску, отбросив удочку в сторону. Леска шла с большим напряжением.

Ясно было, что это не мелкий окунь. Подтянув рыбу к самой кромке льда, мужик никак не мог вытащить ее на лед. Тут на помощь пришли его друзья, тоже не первой трезвости. С криками, матом, толкаясь и падая, они все-таки вытащили на лед крупного подлещика. Я пять зим до середины декабря ловил на этом месте, но ни разу - ни до, ни после - не видел, чтобы кто-то поймал подлещика на этой отмели. Окунь, ерш, редко мелкая плотва, но подлещик - никогда. И это не единичные случаи. Часто такие «отдыхающие» могут похвастаться приличными уловами. Может, у них после принятого допинга более заманчиво для рыбы играет мормышка? Не знаю!

Вот эти три группы, по моим наблюдениям, доминируют на зимней рыбалке. Есть, правда, исключения, но они достаточно редки. Чтобы попасть в их число, надо досконально изучить водоем, где рыбачишь, знать рельеф дна, перемещение видов рыб в течение зимы, знать, как сказывается на них смена погоды, какие снасти самые уловистые в разные месяцы зимней рыбалки и многое-многое другое. Если это усвоить, улов тебе обеспечен не только по первому и последнему льду, но и всю зиму, включая самые «глухие» месяцы. И тогда по праву станешь мастером и перейдешь в четвертую, элитную, группу, очень небольшую по численности - группу мастеров зимней рыбалки.

автор С.Н.КАНАТОВ

 
Рейтинг@Mail.ru