Добычливое мелководье


Добычливое мелководьеИзвестно исстари: чем дальше в лес - тем больше дров, чем глубже - тем крупнее рыба. Но это не совсем так. Я бы даже опроверг эту истину. В моей рыболовной практике как раз самые памятные экземпляры рыб попадались на малой воде. Приведу несколько примеров, и, быть может, когда нибудь вспомнив о них, вы попробуете удить и в непривычном для вас месте. Начну с тех времен, когда я работал в экспедиции на Камчатке. У нас с главным геологом Владимиром Павловичем была лицензия на ловлю кеты. Почти целую неделю, пока ждали вертолета для отправки на Срединный хребет, партия скучала на аэродроме в Мильково, а мы безрезультатно хлестали воды быстрой реки Камчатки. Правда, попадались небольшие гольцы. Но нам хотелось настоящих трофеев. Ловили и на перекатах, и на быстринах, и в омутах - тщетно.


Но рыба плескалась. Плескалась, но не брала. Таких размеров рыбки выпрыгивали, что рук не хватит показать. И вот однажды рано утром слышу издали оглушительные удары по воде: один, через минут двадцать второй, потом третий. Посмотрел: бьет ниже быстрины на тихой воде у берега. Думаю: «Дай схожу». А Владимир Павлович: «Да там воды то - от горшка два вершка. И место открытое, не подойдешь - вспугнешь». А всплеск снова терзает душу. Не выдержал, отправился. Пока продирался по лесу, рыба перестала резвиться. Подшумел. Но ничего, солнце поднялось, стало пригревать - и то радость. Присел на травку у берега, закурил. Вода блестит как стекло…

Не прошло и получаса, как гладь воды взорвал мощный всплеск метрах в ста от меня ниже по течению. «Нет, - думаю, - не докину. Может, подойдет выше, тогда попытаем счастья?» И вправду, через пять минут метрах в пятидесяти от меня, почти у берега, метнулась живая торпеда и как ударит хвостом - фонтан брызг. Тут я ей ловко подкинул блесну. И что тут началось! Леска звенит, спиннинг в дугу. Раза три отпускал и подводил к берегу. На призыв о помощи прибежал Владимир Павлович. Когда рыба заметно ослабела, он забрел в воду и, подцепив кету за брюхо руками, выбросил на берег. Я тут же упал на нее сверху, прижал к земле, а мой напарник вовремя оглушил ее булыжником, иначе мне бы с ней было не справиться. Почти метровую рыбину мы повесили на сломанный сук старой осины. Мы было снова принялись за рыбалку, но нам тут же пришлось вернуться: рыба очнулась и стала с шумом трясти толстенное дерево. Ну что же, поразмыслив, мы решили, что пятнадцатикилограммовой рыбины хватит, чтобы накормить всю нашу экспедицию.

Другой случай произошел летом на Учинском водохранилище. Мы с друзьями стояли лагерем напротив Малиновых островов. Охотники на судака с кружками и лещатники с раннего утра уплывали рыбачить на лодках на середину водоема. Мы за неимением плавсредства закинули донки с берега возле свай, оставшихся от старой пристани. Встали до восхода солнца. Клев был плохой. За два часа я поймал только одного подлещика и на удочку двух небольших плотвиц. Взяв спиннинг, я пошел прогуляться по берегу за мыс, где меж кустарников находилось множество маленьких песчаных пляжей. Мель повсеместно тянулась на сотни метров.

Опытные рыболовы обсмеяли меня, когда за день до этого я пробовал ловить в этих местах на донке. И были правы - хоть бы одна поклевка! Но какая крупная рыба плескалась здесь на зорьке! Рыболовы говорили, что это гуляет судак, но взять его невозможно в чистой воде на мели. И вот опять оглушительный всплеск где то совсем у берега, за кустарником. Вглядываюсь в зеркальную поверхность - тишина, только малек резвится… Вдруг бурун воды, всплеск - и мелюзга в сторону. Бросаю точно небольшую блесенку - безрезультатно. Снова всплеск, тут и там. Не всегда докидываю блесну, но иногда она летит довольно точно. Меняю вращающийся лепесток на колеблющийся - тот же «эффект». В чем дело? Хищник явно охотится, на блесну же не реагирует. Хорошо, а если ему подкинуть живую рыбку?

Возвращаюсь к палаткам и изготавливаю снасточку для плавающей в садке плотвички. Снова подкрадываюсь к песчаному мелководью, а хищник, как назло, перестал жировать. Но все равно выжидаю, прижавшись к кусту. И вдруг неподалеку всплеск. Делаю плавный, точный заброс. И - есть! Рыба сопротивляется, ходит кругами, показывая мощные плавники. Подвожу ее к берегу. Судачок небольшой, до килограмма, но это же трофей! Больше всплесков нет. Радостный, я возвращаюсь к лагерю.

О хищнике сказано достаточно. Вот пример ловли подлещика на мелководье. Мы с моим бывшим тренером приехали на Можайское водохранилище. Здесь, в поселке Горетово, когда то у нас проходили легкоатлетические сборы, и рыбацкие места мы знали хорошо. Иван Иванович предложил половить леща под глиняным обрывом возле леса, где глубина у берега сразу уходила на семь метров. Весь первый день мы просидели с удочками и хорошей прикормкой и не поймали ни одного подлещика - не то что леща. На второй день я предложил оставить знакомым рыболовам вещи и прогуляться в небольшой заливчик, расположенный за лесом. В заливчике мы поймали несколько плотвичек и окуньков. Я рассчитывал порыбачить еще на мелководном мысе, но Иван Иванович, сказав, что это пустое занятие, предпочел пересечь полуостров через лес и вернуться на лещовое место.
- Буду ждать, - сказал он. - Лещ любит терпение.

Я пошел на мыс. В воде было много водорослей. Они тянулись метров на пятнадцать от берега сплошным темно зеленым ковром. Я разулся, взял удочку, садок для рыбы, насадку - опарыша и ведерко с прикормкой. Подошел к кромке водорослей, а воды - чуть выше колена. Все равно, думаю, надо приваживать на границе водорослей и чистой воды - здесь хоть мелочи натаскаю. Повесил садок и ведерко с прикормкой на торчащие из воды рогульки, подкормил место, и через полчаса начался клев. И какой! Подлещик и плотва попадались вперемежку и клевали жадно, сходов почти не было. Экземпляры, правда, не ахти какие, но подлещиков меньше двухсот граммов я отпускал. А плотва мелкая почти не попадалась. Вскоре садок был полон. Я пошел за Иваном Ивановичем. Он, обеспокоенный моим отсутствием, собрался было меня поругать, но, увидев улов, удивленно округлил глаза и быстро засобирался на открытое мною место.

Теперь о ловле карпа. Мой товарищ художник Сергей пригласил нас со Славой к себе на дачу, расположенную в районе Серебряных Прудов. Он рассказал, что на пруду Долгом в прошлое воскресенье хорошо клевал карп. Приехали. С вечера подкормили подходящую заводь под обрывом возле двух тополей - указанного нам ориентира. Утро выдалось тихое, погожее. Но клева не было. Даже карась не брал. Я попробовал ловить слева, под лесом на мелководье, где хорошо прикормил комбикормом в надежде привлечь карася - никакого результата. Терпеливо ждал. В полдень поднялся ветерок, и небо быстро заволокло тучами, закапал дождь, и вдруг, словно потоп, хлынул ливень. Я смотал удочки и прибежал к Славе позвать его домой. Он стоял под тополем и прятал под мокрой курткой дымящуюся сигарету.
- Скоро пройдет, переждем, - сказал он равнодушно.
- Что ты, разве не видишь, все обложило? Удираем побыстрее отсюда.
Я представил, как хорошо сейчас в избе возле теплой печи. Но Слава был неумолим.

«Ну что ж, мокни, мокни, волчий хвост», - перефразировал я мысленно известную присказку и побежал в деревню один. Слава пришел домой через час. Каково было наше с Сергеем удивление, когда он высыпал на траву из завязанной в узел куртки шесть карпов. Взвесили их. Все около или чуть больше килограмма.
Вот что рассказал Слава:
- Когда ты убежал, ливень перешел в равномерный дождь, а ветер стих совсем. Клева не было, но со стороны прикормленного тобою места доносились громкие всплески. Я взял удочку и направился туда. Только сделал заброс, как поплавок утонул. Я не понял, что произошло, может быть, зацеп - и решил вынуть снасть. Ба, а леску как повело! Едва справился с карпом без подсака. Сразу сделал новый заброс - и еще поклевка на утоп поплавка! И началось: не успевал как следует насаживать червя. И странно, крупная рыба не пугалась, не уходила; здесь, правда, хорошим защитным фоном служил лес. Только когда дождь стих, клев окончился. - Слава задумался и так объяснил свой успех: - Грязевые потоки воды, бегущие из леса, взмутили воду. Они послужили рыбе сигналом подхода на кормежку. Похоже, вместе со старой листвой с берега смывало всяких червячков и личинок. Мы потом измеряли глубину на Славином месте, там было полметра, не больше.

И о ловле плотвы на мелководье. Ближе к осени мы автобусом со Славиного предприятия ездили на Яузское водохранилище. От перекачки, что за Петушками, разбрелись по водоему. Многие ловили в канале на проводочную удочку, иногда успешно. Но я долго не мог найти счастливого места. Поймаю одну две плотвички и двигаюсь дальше. У выхода из канала есть небольшой полуостров, который своим краем образовывает с берегом мелководный травянистый залив. Кто видел его, вспомнит, что глубина в нем совсем небольшая. Решил побродить в своих болотных сапогах по этому заливу. Вода была настолько чистая, что почти повсеместно меж водорослей просматривались серовато рыжие проплешины дна. Удочкой с безынерционной катушкой и хорошо отлаженными грузилами я делал довольно дальние забросы. Не клевало. И вдруг я заметил, как издали в воде широкой полосой на меня надвигается какая то темная масса. Сразу и не понял, что это косяк рыбы. Метнул туда наживку, - мотыля с опарышем - и сразу поклевка на утоп.

Снимаю с крючка увесистую плотву. Заброс - и снова хватка! Косяк шел на меня неторопливо, но уверенно. Не доходя метров четырех, передние рыбы сделали проворный разворот, и вся стая следом за ними стала неторопливо отдаляться. За это время я успел выудить еще трех плотвиц. Но стоило мне сделать шаг вдогонку, как вода забурлила, и стая моментально исчезла. Я вышел на берег и, пригибаясь, стал высматривать: может быть, косяк снова появится. Мне удалось отыскать его на выходе из залива. Но рыбы теперь были более осторожны. Повезло выудить еще только двух красноперых прожор. Улов невелик, но рыбешки были отборные - граммов под двести весом.

Какой вывод следует сделать из вышесказанного? Ловите рыбу на мелководье? Не только. Я просто еще раз напомнил, что рыбу порой следует искать в самых нестандартных местах ее обитания.

автор: Горяйнов А. 
источник: Всё о современной рыбалке

 
Рейтинг@Mail.ru