Первый лёд на Дону


Первый лёд на ДонуПоследняя неделя ноября началась с того, что планы съездить на рыбалку стали меняться каждый день. Сначала собрались ехать на первый лед, однако дурацкий дождь все испортил. Казалось, только что чудом вставший в донских затонах лед неминуемо съест влага. На Ахтубу в Астраханскую область ехать - далековато, кроме того, были там недавно, да и близкие начали роптать по поводу нескончаемых рыбалок совсем не кстати... Но, как это обычно бывает, проезжая мимо рыболовного рынка, я принципиально купил коробку мотыля. А пусть пропадает, коль не судьба мне на лед поехать! А в среду откуда ни возьмись посыпалась информация, что лед есть, что проедем без проблем и что погода обещает быть не совсем плохой. Да, ветер обещают 7-9 метров в секунду, но ведь в затоне есть где от него спрятаться!


Жена сопротивлялась недолго, и вот уже Женя, Дмитрий и ваш покорный слуга в машине. И вот уже дорога, воспоминания о прошлых рыбалках и планы на будущие. В Песковатке включили GPS-навигатор - мало ли что... Женя заметил, что у москвичей не иначе должно сносить крышу от таких пустынных дорог через песчаные барханы. Когда колея то ныряет в камыши, то в лесок, то снова в пески, и нигде ни души. Такого в Подмосковье нет и быть уже не может. А нам все привычно, аж скучно. Мы вспоминаем, как откапывали машины, как сажали УАЗик на два моста, а рядом сажали колесный трактор, к которому три километра на руках тащили танковый аккумулятор, чтобы его завести. Как уехали 23 февраля на полдня порыбачить, а вернулись только 26-го...

Однако приехали. Перед нами вход в затон, который немного подальше делится на два параллельных отвилка. Из-за такой причудливой формы затон и носит свое гордое имя - Клешня. Только-только сереть начало, на берегу никого! Самое время не торопясь перекурить. Мы на льду. Для кого-то это первый лед, для кого-то второй, но для всех нас первые утренние лунки - самые важные и желанные! В затоне никого, только мы, два ледобура и одна пешня. Каждый сам себе придумал стратегию и в каждой лунке ожидает чуда. Все заняты настолько, что еле успеваем обратить внимание и сфотографировать роскошную, багровую перед ветреным днем зарю.

Я начал ловить прямо напротив машины. Клевали мелкие окуньки и очень мелкие подлещики. Я сначала уходил с таких лунок и бурил новые в надежде найти нечто покрупнее, но скоро вспомнил про мамину кошку, c которой мне неизбежно придется объясняться по приезде. Первый, кто стал всерьез спорить с моей новенькой леской 0,12, был окунь. За ним, судя по всему, расплатилась за свое любопытство и его родная сестрица. Окуни примерно с ладонь стали попадаться все чаще и чаще. После того как чувство ответственности за мамину кошку немного притупилось, я решил проверить торчащие из-подо льда коряги на предмет совсем больших окуней, а затем предаться поиску крупной плотвы. Окуни быстро уступили меня плотве, выслав к корягам сеголетков-двоечников, которым все равно, что мормышка, что балансир - лишь бы около коряги что-то дергалось.

А вот с плотвой все как-то не складывалось. То нарвусь на лещей, размером с чешую приличного сазана, то вездесущие окуни напоминают мне о том, что кошка хочет есть семь дней в неделю. Тогда я пошел на хитрость: прежде чем опускать в очередную лунку мормышку с мотылем, я сначала три раза дергал в ней блесной. Если садился окунь, я сразу же уходил и пытался ловить плотву в тех лунках, где не было окуня.

А плотва тут есть, и неплохая! Об этом говорили очень аккуратные подъемы сторожка, когда я клал удочку на лед. Ловил я на проверенную свинцовую с медным напылением мормышку каплевидной формы. Но что-то все никак не получалось подобрать к плотве ключик. Наконец, вроде бы понял, что плотва реагирует на чуть заметное шевеление мормышки у самого дна после медленного опускания. Иногда - и просто на неподвижную мормышку. Поймал уже штук пять плотвиц, которых грех кошке отдавать, а лучше засолить, когда в очередной лунке кто-то смело тукнул мормышку и при подсечке даже не сдвинулся с места! Я пару раз травил леску между пальцами во время сильных потяжек, но... это оказалась щучка. Я ее даже успел увидеть под лункой... дай Бог, не в последний раз! Спрашивается, чего ей тут надо было? Жерлицы для нее расставлены около камышей, как положено! Нет, мотыля ей подавай!

Но время летит. Уже обедать пора, а Женя все гуляет по затону и бурит, бурит, бурит. Подхожу к нему и выясняю, что он ловит на крупный, размером с безымянный палец, балансир. Тем самым он отсек мелкого окуня, а ловил только тех, кому такой балансирище был по зубам. Больше полпакета окуней с ладонь - впечатляет! За обедом решено было уйти подальше в затон, чтобы спрятаться от надоевшего ветра. Сказано - сделано! Стали пробовать в самом затоне и очень скоро поняли, что окунь здесь ловится буквально в каждой лунке, но большой балансир Евгения ему не по зубам. Я сел там, где удалось выхватить на мотыля парочку плотвиц. Поклевки были также со дна, и я было уже решил не уходить с этой лунки. Однако Дима покрошил в свою лунку хлеб, оставшийся после обеда, и начал таскать одну за другой очень недурственных серух!

Как раз в тот момент, когда я мучительно размышлял на тему «А не оббурить ли мне его?» приличный окунь с лету атаковал мою мормышку и при вываживании ударился головой о край лунки и ушел вместе с мормышкой. Ну что за свинство! Я рассердился, достал секретную блесну, которую мне подарили в Москве на Пестовском водохранилище, и стал мстить окуням за мормышку и за то, что мне так и не дали по-человечески половить плотву. А тем временем около Дмитрия росла кучка отборной плотвы. Вроде как темнеет уже. Может быть, нет смысла новую мормышку привязывать? А если это вечерний выход плотвы начался? Может, все-таки привязать мормышку, пока совсем не стемнело? Я привязываю новую мормышку с эдаким флуоресцентным глазиком и опускаю в лунку, которую все-таки просверлил недалеко от Дмитрия и прикормил. Как только я коснулся дна, сторожок резко выпрямился и с силой потянул вниз. Я даже оторопел и подсекать не стал. Понятно, что это или лещ, или килограммовая плотва!

Нет, ребята, это была щучка. Почему-то только мормышку мою она выплюнула. Не знаю почему. Может, мода на вольфрамовые у них уже на излете. Я по инерции еще продолжал ловить в этой лунке. Еще пару раз кто-то нагло дергал за леску, но засекаться не хотел. И вдруг я понял, что эмоций для меня на сегодняшний день более чем достаточно. Поздно вечером, когда я уже завез рыбу маме и ее кошке и уже почти спал, позвонил приятель, и я пожаловался ему, что, как только закрываю глаза, сразу же вижу сторожок, который сгибается, сигнализируя о поклевке! - Да знаю! - ответил он мне. - У меня еще и рука при этом дергается. Жена жалуется, что со мной спать невозможно после рыбалки. А мне вспомнилось, как один раз приснилось, что я «Ветерок» завожу. Так ведь чуть жену не покалечил...

автор Алексей КОЛОМИЕЦ

 
Рейтинг@Mail.ru