Иногда он и днем берет


Иногда он и днем беретВсю неделю с предыдущих выходных составляли планы на следующую рыбалку. В принципе, в прошлые выходные мы неплохо отловились по щуке на Ухре. Была возможность повторить успех. Особенно за эту речку голосовал мой отец. Я же, половив щуки, хотел съездить на море и отметиться по налиму. На неделе поступала информация о вялом клеве полосатых, но стабильном жоре налима. Так и не решив окончательно, на чем остановиться, в пятницу после обеда решился съездить на Волгу. Всего 10 минут от троллейбуса, и можно ловить хоть плотву, хоть окуня. Снасти взял самые тонкие. Невесомые мормышки, кивки под эти мормыхи, леска на удочках 0,08. Все самое тонкое и незаметное должно принести успех в этой рыбалке. По дороге к реке сломал несколько веточек полыни - пригодятся.


На льду уже сидели две группы рыболовов. Выбрал дальнюю - и ошибся! Рыбаки ловили окуня. При мне вытаскивали 150-200-граммовых полосатых. Течение заставляло отпускать до 5 метров лески, причем мормышку все время сносило и перед каждой следующей проводкой приходилось чуть увеличивать отпуск. И глубина неудобная, да и такая крупная рыба была не нужна. Не стал долго задерживаться и переместился к берегу, где издалека была заметна полынья, создаваемая теплым сбросом одного из предприятий города. Цели «наловить на еду» не было, хотелось просто поразвлечься с тонкими снастями и запастись живцом.

Пробурился недалеко от сидящих рыболовов. Глубина - полтора метра. Течение незаметно. Самое то! Насадил пару личинок репейника, тут же бодро начал поклевывать окунек 7-10-сантиметрового размера. Буквально за час поймал больше двух десятков полосатиков. Клевали и крупнее, но за ненадобностью я их отпускал. Удалось поймать и пяток плотвичек такого же размера. Живца назавтра наловил, и ладно. Любой щукарь должен уметь легко управляться со «спортивными» снастями.

Вечером в недолгом споре все же решили с утра заскочить на Ухру. Был план половить с утра на жерлицы, а после обеда ехать на море. Но жерлицы я оставил дома: решил, что, зацепившись за щуку, трудно будет уехать за налимом. Поэтому, немного половив такую же мелочевку на Ухре и пополнив запасы живцов, к обеду мы приехали в одну из деревень, находящихся на берегу водохранилища в устье реки. С утра в городе шла морось, но за городом она кончилась. Конечно же, хотелось, чтобы постояла тихая теплая погода, но спустя некоторое время крупными хлопьями повалил мокрый снег. Оказалось, что мы просто обогнали тучу.

Все-таки первый раз в этом году на море, поэтому взяли и пешню, и бур. Выйдя на лед, увидели огромные торосы, которые начинались где-то в полукилометре от берега и тянулись вдоль всего побережья куда хватает глаз. Навалы льдин достигают 3-метровой высоты! Они были наломаны штормами, свирепствовавшими в то время, когда замерзало водохранилище. Пешня не пригодилась, так как первые же пробы льда показали, что его толщина 15-20 см. Торосы проходят несколькими линиями, параллельными берегу, начинаясь примерно в двух километрах от него. В прошлом году было гораздо хуже. В то время, когда вставало море, непрерывно дул сильный западный ветер, поэтому пошехонская сторона водохранилища была сильно заторошена. До того как торосы съело январскими дождями, ходить по морю было просто отвратительно.

По чистому льду быстро добежали до точки, направление на которую указывал верный навигатор. Уже по дороге поняли, что долго мы не выдержим. Снег прилипал к одежде, тут же тая. Народу на море оказалось немного, что, впрочем, неудивительно. Раньше эта местность славилась крупными окунями и плотвой. Но вот уже несколько лет подряд на пошехонской стороне водохранилища зимой рыбы очень мало. Не совсем понятно, почему это происходит. Кто-то винит скачущий ежегодно уровень воды. Может, и так. По крайней мере, в этих местах еще можно половить в тишине, наблюдая других рыболовов не менее чем в километре от себя.

В основном все рыболовы тянутся сюда за налимом, которого не постигла участь «исчезнувших видов» и которого здесь по-прежнему много. Благодаря тонкому льду и острым ножам ледобура быстро выставили налимьи поставухи, которые зарядили пойманными накануне окуньками. Прекрасная наживка что для щуки, что для налима. Поставуха - снасть примитивная, но добычливая. Небольшое мотовило, кусок толстой лески или капроновой нити, грузик да крючок - вот и все ее составляющие. Сколько бы ни обвиняли налима в том, что он падальщик, сколько бы ни рекомендовали ловить на «тухлятину», а он все равно предпочитает живую рыбку всем другим насадкам!

Хотели побегать поискать окушка, но непрекращающаяся метель из мокрого снега делала рыбалку некомфортной. Перчатки быстро промокли, чувствовалось, что по брюкам вода начинает протекать в валенки. Шевелиться совершенно не хотелось. Немного подергали блесенками в округе, не добившись никаких результатов. Да и Бог с ними, с окунями! Не за ними приехали и шли больше пяти километров от берега. Взялись за налимьи мормышки. Глубина вокруг около 4 метров. Насадка - купленная на неделе тюлька. И принялись пробовать стучать налима. Считается, что днем, в ноябре - это занятие бесполезное, но надо пробовать, ведь несколько лет назад он клевал именно днем и не клевал ночью. На этот раз налим никак не реагировал.

Между тем пришло время и поставухи проверить. Отправил отца. Он почти дошел до конца ряда, когда наконец попался первый хвост! 2 часа дня, первый есть. То ли еще будет! Вроде день, а налим все равно ползает! Пытаемся с удвоенной энергией стучать по дну тяжелыми мормышками. И через некоторое время к снасти отца подходит налим, которого он почувствовал по внезапному сбою игры и кувырку мормышки. Но одноусый «сомик» так и не съел предложенную ему насадку...

Кое-как коротаем время до следующей проверки. Полчаса прошло, и снова можно пойти посмотреть: клюнул кто или нет? Моя очередь. Бегу по поставухам, но рыбы нет. К трем часам отец вытащил еще одного налима, больше килограмма весом. Все-таки красивая рыба. Каждая - неповторимого окраса! То почти черный попадется, то светло-коричневый, песчаный, а уж узор на боках и спине просто великолепен! К сумеркам клюнул еще налим. Получилось, что в час по рыбке. Хотелось посидеть часов до 9, но уже совершенно вымокли и начали стучать зубами. Уже в темноте почувствовал уверенный тычок в мормышку. Выждал, подсек - мимо. Налим еще пять раз подходил к мормышке - то ткнется, то щипнет за кончик тюльки, но брать он никак не хотел. Так и уплыл куда-то по своим налимьим делам. Что меня несколько удивило. Ведь эта рыба, попробовав насадку, обычно добивается своего - либо повиснув на крючке, либо ловко содрав наживку.

Тем временем на поставухи повисла сразу пара налимов, один явно за полтора килограмма! Это говорило о том, что налим зашевелился. Позвал отца, и он встал на лунку метрах в десяти от меня. Почти тут же почувствовав налимью поклевку. Но история повторилась: несколько раз тронув мормышку, налим ушел. У нас было еще по паре таких же подходов, которые закончились тем же - налим уходил, даже не содрав наживку. Вконец промокнув, около пяти вечера решили идти к машине. Пока я бегал проверять поставухи, отец все-таки смог выловить налима на мормышку, правда подбагрив его за подбородок...

Мне вспомнилось, как несколько лет назад мы попали в такую же ситуацию. Неплохо половив налима в морозные дни, приехали в оттепель и на тех же лунках вообще ничего не поймали. Но как только снова стало морозить, точка опять заработала. В принципе ничего удивительного в этом нет. Налим обожает морозную погоду. На берегу встретили других налимщиков, которые рассказали, что у них налим очень плохо клевал на поставухи, но на мормышку - попадался! К сожалению, я не расспросил рыбаков о насадке. Ловили мы в нескольких километрах друг от друга, а результаты, можно сказать, противоположные!

Шесть налимов за несколько часов - не так уж и много. Поклевки почувствовали, рыбы поймали. Да и прекрасная жареха обеспечена. Налим толстый, икряной! А уж жареная налимья печенка...

автор Алексей ГАЛКИН

 
Рейтинг@Mail.ru