Рыбалка на озере Турсунт


Рыбалка на озере ТурсунтКогда друзья показали мне фотографии рыболовов в инее и с солидными щуками в руках, желание поехать на рыбалку в Ханты-Мансийский округ возникло сразу. Но воплотить его в жизнь мне удалось лишь через год. Москва - Екатеринбург - Устье-Аха, а потом около сотни километров на буранах через бескрайние болота в край непуганых глухарей и тетеревов. По дороге к зимовью наши проводники заехали к соседям за карасями (по-местному ударение ставится на втором слоге), и на ужин мы, пятеро гостей, получили отличную жирную уху. С рассветом выехали на озеро ловить окуней и, если повезет, щуку, которая славится здесь своими размерами. Пока гости сверлили лунки и разматывали снасти, хозяева принялись проверять жерлицы, простоявшие трое суток.


На местных жерлицах можно остановиться подробнее. Эта простая, но весьма результативная снасть заметно отличается от жерлиц, обычных среди рыболовов европейской части. Здесь нет сигнализатора поклевки с флажком, чей взлет заставляет учащенно биться сердце каждого жерличника, нет груза, вертлюжка и металлического поводка. Все выполнено просто и надежно. Основа жерлицы - кусок стальной проволоки толщиной 3 мм, его верхний конец согнут петлей. К нижнему концу проволоки привязан прочный капроновый шнур длиной метров 5. Большей длины и не надо: глубина местных заболоченных озер 1,5-2 метра, и чем длиннее шнур, тем больше шансов поиграть в перетягивание каната с одной их многочисленных подводных коряг. Шнур наматывают на квадратное мотовило, вырезанное из старого приводного ремня от сельхозтехники, и фиксируют в прорези края мотовила.

При установке жерлицы в проволочную петлю вставляют прочную палку и кладут ее поперек лунки. С учетом размеров местной щуки жерличные лунки диаметром 40-50 см прорубают пешней. Длина спуска должна позволять живцу ходить у дна - он сам найдет богатый кислородом горизонт. Живца - обычно окуня или некрупную, до полкило, щуку - прокалывают одинарным крючком под спинку, а затем протаскивают шнур и выводят крючок через жабры в рот. Одинарный крючок не колет щуку, и она глубоко заглатывает живца. При нехватке живца используют замороженных ранее чебаков, а чтобы они не всплывали, вставляют в брюшко половинку гвоздя. Крупная щука снулой рыбешкой не брезгует.

Все начали ловить, а я отправился с нашими проводниками проверять жерлицы, чтобы убедиться в наличии крупной щуки. Почти все жерлицы сработали. На некоторых был сорван живец и болтался голый крючок или только размочаленный конец капронового шнура. Пойманные щуки весили от 3 до 8 кг. И я понял, что мои московские жерлицы выглядят просто смешно на фоне этих трофеев. В лучшем случае оборвется леска, в худшем - под лед уйдет вся снасть. С живцом проблем не было. В свежую лунку опускалась блесна с подсадкой кусочка кальмара, и если окунь был рядом, поклевка следовала сразу. Окунь, и не мелкий, часто брал в лунке, из которой только что вытащили щуку. Если пойманный окунь был великоват, то жерлицу заряжали отрезанным хвостовым пером.

Пока я занимался фотографией, мои друзья насверлили 175-миллиметровым бензобуром лунки и приступили к ловле. Все, кроме меня, были здесь не в первый раз, и подход к ловле был разный. Андрей в каждую свежую лунку сыпал добрую горсть привезенного с собой мормыша и лишь после того, как подготовил все лунки, приступил к рыбалке. Остальные участники нашей рыболовной экспедиции принялись проверять лунки балансирами и блеснами. Валерий сразу предпочел красноголовый балансир. Константин подвесил тверской балансир с силиконом, мой тезка Евгений начал с блесен.

Поклевки пошли не сразу, и это понятно: шум ледобуров и шагов насторожил хищника. Но спустя некоторое время все наладилось. Некрупных, 200-граммовых, окуней сажали в ведро для живца, а остальных бросали в общую кучку. Клев был не бойкий, но уверенный. Причем Андрей, ловивший на подкормленных лунках, явно лидировал. Я тоже расставил свои жерлицы, но за живцом для них пришлось съездить на впадающий в озеро небольшой ручей, где у рыболовов из соседнего зимовья стоял «фитиль» (местное название верши, или вентеря) со 100-граммовыми окуньками. За любимым занятием незаметно пролетел день. А вечером были баня и ужин с жареными окунями.

Утро наступило очень быстро. Поясной сдвиг на два часа весьма заметен в зимнюю пору: в 7 утра здесь светает, а по московскому времени всего 4. Но это на работу вставать тяжело, а на рыбалку - с удовольствием. Ночью ударил мороз, а к утру потеплело. Плотный завтрак - и на лед. В этот раз решили начать на новом месте - небольшом заливе с перепадами глубин. Но сначала проехали мимо установленных вчера жерлиц. Их покрыли крупные перья инея. Горящих флажков не было.

Просверлив лунки, поняли, что рыбалка будет трудовой. Перепад температуры отбил окуням аппетит: слабые поклевки, редкие и некрупные трофеи. Решили возвращаться на старое место. Приехав на прикормленные вчера мормышом лунки, поняли, что не ошиблись. Едва просверлив нетолстый лед, Валерий радостно воскликнул. В каждой лунке стояли крупные окуни, азартно бросавшиеся на красноголовый балансир. Я с волнением пошел проверять свои жерлицы. Почти все они были размотаны. Присыпанные снегом лунки едва подернулись льдом, и леска свободно проходила сквозь прозрачную корочку. На части жерлиц тройники разогнула крупная щука. Попались три крупных окуня, такие же как и те, что клевали на балансир. И только на одной была полукилограммовая щучка, которая потом была использована в качестве живца на жерлице местных рыболовов. Видимо, ручьевые окуньки, которые были бы в самый раз на подмосковных водоемах, слишком малы для местного хищника.

Закончив обход, я пошел помогать проверять лунки с «большими» жерлицами наших гидов. Поочередно вскрывая пешней полынью и выгребая ледовую кашу, мы с Алексеем медленно поднимали жерлицы с надеждой на поклевку. Одни живцы остались целы, другие были едва порезаны крупными зубами. Перепад погоды сказался и на аппетите щуки. На нескольких жерлицах случились обрывы, причем петля 3-миллиметровой проволоки была разогнута под прямым углом, приходилось только догадываться о величине и силе ушедшей щуки. Местные говорили, что 14-килограммовые и пудовые экземпляры здесь не редкость, а встречаются крокодилы и покрупнее. После увиденного не было причин им не верить.

Подтянув живца к кромке льда, чтобы не путалась снасть, мы опускали в жерличную лунку блесну и ловили в ней живцов на замену. Часто удар происходил на первой же проводке, и полосатый красавец, а за ним и несколько других отправлялись в ведро. Удивительно, что окунь клевал даже в тех лунках, где только что выводили щуку. Меняя приманки, мы изучали предпочтения полосатых. Я захватил с собой несколько крупных и легких канадских блесен для проверки в местных условиях. Окунь брал на них уверенно. А вот 10-сантиметровые поводки, а один раз и 30-сантиметровый оказались коротки. Удар - и на лед выходит обрывок лески.

Вернувшись в Москву и рассылая друзьям по интернету фото метровой щуки, потянувшей на 10 килограммов и которую лишь с четвертого раза удалось завести в полуметровую лунку, я строил планы поездки в те же места в марте, на последний лед. Мои новью знакомые говорят, что именно в это время есть шанс поймать по-настоящему крупную рыбу. Надо только более тщательно подготовиться.

автор Евгений КУЗНЕЦОВ

 
Рейтинг@Mail.ru