Блесна против жерлицы


Блесна против жерлицыВ этом году перволедье словно решило компенсировать неудачи прошлого года, когда лед вставал и таял трижды. На этот раз все было как и положено: сразу и почти везде. Правда, на Вазузском водохранилище по какой-то причине лед всегда встает несколько позже, чем на соседних Рузе или Озерне, так что пришлось ждать. В самом конце ноября, когда уже стояли морозы, попытались было «отметиться» там на первом льду. Рыбаков никого, вдоль берега в попытках найти заливчик со льдом, на который можно выйти, мотается наш уазик. Наконец нашли ледок, посидели над лунками на глубине 1 м, поймали по десятку окуньков - хорошо! Но о чем-то покрупнее думать не приходится, да и жерлицы ставить некуда. Две недели переживали за погоду. И вот долгожданный звонок от знакомых рыболовов: «Встал лед! Можно ехать!»


Приехали позднем вечером с расчетом переночевать у старых знакомых, а ранним утром во всеоружии отправиться на знакомые места. Мы с друзьями приезжаем сюда уже много лет и неплохо изучили рельеф дна и повадки местного хищника, так что в предвкушении рыбалки проверяем снасти и потираем руки. Мой приятель Валера предпочитает жерлицы, а я сторонник блесны. Правда, мне очень редко удавалось его обловить, но азарта при ловле на блесну много больше, а для меня это важнее. Раннее утро. Тарахтит мотор нашего маленького гусеничного транспортера «Райда». Погружены снасти, коловорот, канна для живца, и мы трогаем. До самого водохранилища от дома всего метров 200, надо только перевалить через холм. Когда перед глазами открылся лед, мы замерли, даже мотор «Райды» заглох по непонятной причине: такого количества народа в этом месте я уже не видел лет пятнадцать!

Еще легкие сумерки, а народу на льду - как на новогодней ярмарке. На наших привычных местах не то что встать негде, но и место, чтобы лунку просверлить, надо еще поискать. «Паразиты, нашу щуку ловят, - хмуро ворчит Валерка, - а я ее все лето пас!» Перекурив, решаем ехать вниз по течению до тех пор, пока не кончится толпа. С трудом продираемся через «минные поля» жерлиц, установленных с интервалом не более 2 метров. Пару раз не успеваем вовремя повернуть, под гусеницами что-то хрустит, а вслед звучат недобрые пожелания. На водоеме мы единственные «с мотором». Лед еще тонкий, и никто не рискует выходить на тяжелых снегоходах, а наш транспортерчик - иначе его не назовешь - весит не много, но идет достаточно ходко.

Километра через три появилось чистое пространство. В этом месте нам ловить еще не приходилось, так что приходится искать рыбу «с чистого листа». Сверлю лунки в шахматном порядке от берега на глубину, а Валерка отправляется ловить живца. На десяток жерлиц готовлю десятка три лунок. В этом месте идет пологий свал от берега с 3 на 9 метров, так что сразу сказать, на какой глубине будет брать щука, невозможно. Как всегда, в суете что-то не ладится. Лунки просверлены, жерлицы расставлены, а живца наловить не удается. У самого берега - ничего, даже мелкого окунька нет. Начинаем искать вдвоем. Наконец метрах в 15 от берега натыкаемся на какой то подводный «пупок». Здесь вперемежку попадаются и окунек, и плотвичка. Запас живца наловили быстро, дальше приятель справится сам.

Пока он заряжает жерлицы, беру удочку и начинаю проверять запасные лунки. На удочке небольшой кастмастер. Хотя большинство рыболовов считает его чисто летней блесной, где-то я читал, что изначально кастмастер разрабатывался как «вертикалка» для морской рыбалки. Хожу от лунки к лунке, делая по десятку проводок. Реакции никакой. Уже собравшись уходить, чувствую короткий удар, и леска тут же провисает - срез. Как назло, блесны такого веса у меня больше нет. Валерка, видя мое удрученное лицо, тут же ставит на лунку жерлицу. «Я ей самого жирного живца поставлю, - заявляет он, - а ты иди лучше окуней для ухи налови». Он прав, из окуней уха вкуснее, чем из щуки, поэтому, пожелав удачи, уезжаю искать окуня, а если повезет, то и судака.

Объездил все места, в которых когда-то ловил окуня. Пробурил около сотни лунок, благо лед 5-7 см, - пусто. Перепробовал все блесны и даже летнюю «резину». Итог за 4 часа - 15 окуньков от 50 до 100 г. Самый крупный окунь клюнул на прозрачный с блестками твистер. Никаких признаков судака ни разу не видел, даже намека на удар по приманке не было. Настроение не ахти, поэтому возвращаюсь перекурить и узнать, как дела у напарника. Издалека вижу, Валерка мечется между жерлицами. На вопрос «Ну как?» получаю ответ: «11 флажков, самая крупная чуть больше 3 кг, живец кончился». Конечно, блесна штука хорошая, но сегодня, видимо, не ее день. Иду к берегу, сажусь ловить живца на ту же лунку, где ловили утром. Глубина 1,5 м, балалайка, мормышка, мотыль. Опускаю мормышку, рывок - на льду окунь 150 г. Через 10 секунд - еще один, чуть побольше. Снова опускаю мормышку - подлещик. Потом плотва, окунь, и все очень далекого от живца размера.

Валерка требует живца и громко высказывается по поводу моего умения ловить рыбу. Конечно, мне есть что ответить, но живца-то все равно нет. Начинаю шевелить мозгами. Привязываю самую маленькую дробинку, выбираю самого маленького мотыля, насаживаю колечком, опускаю на глубину 30 см от дна. Кладу удочку на колено, чтобы мормышка не играла. Удача! Есть первый живец. С трудом налавливаю два десятка драгоценных живцов и 3 кг «не той» рыбы. У Валерки за это время еще 6 флажков. Такого клева я уже давно не видел. Примечательно, что все поклевки происходят только на жерлицы, на которых вместо металлических поводков стоят лесочные, свитые из двойной монолески диаметром 0,3 мм. Еще пару лет назад в этих местах щука вполне сносно брала и на проволочные поводки, а теперь отказывается даже от мягкого крученого вольфрама. То ли она так быстро поумнела, то ли самых глупых уже выловили.

Заряжаем жерлицы на ночь и уезжаем на ночлег. По дороге прикидываем, как в сумерках будем ехать по «минному полю» из чужих жерлиц. Но предусмотрительные рыболовы сняли все снасти вдоль следов от нашей «Райды». За ночь ни одной поклевки. Следующее утро вновь начинается с попыток наловить живца. Картина та же, что и вчера, но за 2 часа с задачей справляюсь. Ухожу вдоль берега блеснить окуня. Обловить Валерку я уже не смогу, но душа просит. Пусто. Но ведь он здесь есть! Я же только что ловил его на мормышку! Опять меняю блесны. Ничего. Бросаю это дело. Иду к жерлицам на помощь к Валерке, но у него дела идут не ахти, не в пример вчерашнему. Сидеть в ожидании флажка мне совсем неинтересно. В смутной надежде все же поймать судака снова цепляю на удочку маленький кастмастер.

На второй лунке поклевка. Промах. Через 10 минут еще поклевка - с трудом вывожу щуку. Этого я не ожидал - снасть-то окуневая и лунка 90 мм. Беру другой коловорот на 130 мм и продолжаю попытки. Не берет. Ухожу где поглубже. Наконец долгожданная поклевка очень напоминающая «тычок» на ступеньке при джиговой проводке - на зависании блесны у дна резко сгибается кивок. Подсекаю. Тяжесть приличная. Очень осторожно поднимаю на хлысте метра на три от дна. С губ уже готов
сорваться крик: «Багор!», а в голове проносятся мысли о том, как буду хвастаться пойманным судаком. Но не говори «гоп»: следует короткая, но мощная потяжка, сдаю леску, и в этот момент все кончается - тяжесть исчезла, блесна свободна.

Прихожу в себя и иду к напарнику. У него 8 флажков, 5 щук, самая большая 2,3 кг. Пора собираться. Судака я так и не поймал, но пусть подрастает до следующей рыбалки. Отпускаем оставшегося живца, сматываемся и едем назад. Проезжаем «минные поля»: народ, похоже, грустит. Видимо, «наша» щука нашла нас и на новом месте.

автор Михаил ИВАНОВ

 
Рейтинг@Mail.ru