Ключик к чебоксарскому окуню в глухозимье


Ключик к чебоксарскому окуню в глухозимьеВот оно и пришло. На волжских водохранилищах разгар глухозимья: лед метровой толщины и вялые поклевки хищной рыбы. Перволедье в этом году стабильно радовало блеснильщиков отборным окунем. Отдельным счастливчикам попадались особи до двух килограммов! И сейчас многие по инерции продолжают искать этого самого окуня. Однако встал вопрос, на что ловить: на блесну или мормышку? Крупный окунь сейчас практически не реагирует на излишне активные движения блесны, но в то же время совсем не замечает и микроскопические мормышки. Ситуация интересная: подо льдом довольно много крупного окуня, но на обычные приемы игры приманкой он не берет ни у блеснильщиков, ни у любителей мормышки. Ловят только те, кому удается найти какие-то нестандартные подходы к рыбе. На недавней рыбалке я наблюдал такого гроссмейстера.


Клев был, мягко выражаясь, «тухлый»: до обеда я почувствовал только пару тычков на блесну, и все. Попытался ловить на мормышку, но и здесь успеха не добился. Так я и шел по ледовому полю, делая лунки на самых интересных окуневых местах, где мне до этого приходилось неплохо ловить окуней. Окуневые места на Чебоксарском водохранилище - это довольно протяженная полоса мелкой воды на фоне солидных глубин. Искать здесь не переискать этого самого окуня. Рыбаков сегодня не очень много, вижу лишь вдалеке на этом «окуневом» меляке двух рыбаков, которые часто перемещаются. Это наводит на мысль о том, что и у них ничего не клеится, как и у меня. Решаю сверлить лунки в их сторону. Так и иду, бурясь через каждые метров двадцать. Успеха нет. Лишь местами тюкнет слабенько на паузе, но сколько дальше ни дразни - все тщетно.

Уже на подходе к этим мужикам нарываюсь, как мне кажется, на хорошую стаю. Блесну в очередной лунке с ходу атакуют, и я выбрасываю окуня на лед. Опускаю - еще один. За ним третий и четвертый. Но дальше все смолкает. А мужики и действительно очень активно перемещаются. Один ловит на мормышку, что видно по движениям его удильника, другой, видимо, не определился: пытается то на блесну, то на мормышку, но без успеха. Зато вот первый с завидным постоянством тягает окуней. Я стараюсь близко не приближаться и бурюсь на расстоянии, не ближе пары десятков метров. На очередных лунках становится ясно, что окунь здесь есть: поклевки происходят, но очень вялые и все пустые. Я пытаюсь менять блесны, технику, но все без результата. А тот, что ловит на мормышку, продолжает активно выбрасывать на лед окуней.

Я стараюсь следить за его движениями. Он довольно активно кивочит - без сомнений, ловит на мормышку! Но перемещается довольно быстро. С лунки берет пару-тройку окуней и без промедления тут же бурится в новом месте. У меня нет ни мормышек, ни мотыля, поэтому мне приходится довольствоваться пустыми поклевками на блесну. Интересно, а почему не ловит второй, его напарник? Он тоже активно перемещается, копирует проводку своего друга и так же, как и я, чертыхается от пустых поклевок. Чудеса какие-то. «Наверное, окунь мелковат», - думаю я и ставлю блесну размером поменьше. Поклевок больше не стало, не изменилось и их качество – засечек ноль. Решаю познакомиться с этим кудесником – интересно же, как ему удается ловить! Мужик оказался общительным, секретов своих скрывать не собирался. И вот я сижу напротив него и смотрю за его игрой. Довольно быстрая проводка, ничего необычного. Почему не ловится у его приятеля? «Блесны не те», – отвечает мне кудесник.

Я подумал, что он оговорился, имея в виду не блесну, а мормышку. Но вопрос застревает у меня в горле, когда кивок у моего визави чуть вскидывается, он сечет и тащит очередного окуня. Полосатые у него уже в ящик не помещаются, и он давно под них определил большой пакет. Однако что это? Вместо ожидаемой мормышки на конце лески у него блесна. Обыкновенная блесна с кембриком и ниточкой. Так вот в чем секрет! Он ловит на блесну, но работает ею как мормышкой. Однако почему у его приятеля это не получается? Кудесник, как и положено всякому кудеснику, опережает мой вопрос и сам на него отвечает: «А этот никак проводку не может уловить, да и крючки у него неправильные».

Что значит «неправильные крючки», я, признаться, не очень пока понимаю. Однако когда он вытаскивает очередного окуня, замечаю, что тройник у него достаточно грубый, по сравнению с моими. Мои «мустады» и «овнеры» раза в три тоньше, чем его определенно колюбакинские крючки. «На крючке должно быть что-нибудь, что не вспугнет окуня, - снова опережает мой вопрос кудесник. - Вот красный кембрик и шерстину он, вишь, как любит!» - говорит он и снова подсекает окуня. Я иду к своей лунке пробовать его методику. Она в принципе для меня не нова. Это уже не первый мужичок, культивирующий ловлю на блесну техникой мормышки, которого я вижу на водохранилище. Однако раньше я не замечал, чтобы такие удальцы просто в пух и прах облавливали «нормальных» блеснильщиков.

У меня имеются блесны «с глазком», которые по перволедью были просто «хитом» у местных окуней. Делаю проводку, которую я для себя называю «секундной стрелкой», и чувствую пару тычков. Не засекается. Я меняю лунки, но бурюсь все так же - на расстоянии от кудесника и его товарища. Поклевок нет вообще. Так бывает после двух часов дня - окуни как будто впадают в анабиоз. Кудесник, однако, видимо, этого не знает, и все так же продолжает таскать окуней. Оглядывается на меня, видит мои тщетные попытки что-то поймать и подходит. Смотрит на мою проводку, одобряет. Просит показать блесну и бракует: глазок на крючке, по его завереньям, сейчас только пугает окуней. «Посмотрел бы на свои тройники», - думается мне. Он опускает свою блесну в мою лунку, в которой я ловлю уже минут десять без единой поклевки, и быстро вытаскивает одного за другим четырех окуней. Потом возвращается на свои и продолжает ловить в том же темпе, что и два часа назад.

Ловля у меня не получается, и я хочу хотя бы набраться опыта. Подсаживаюсь напротив него и изучаю его проводку, смотрю на детали блесны. А он меня поучает, давая ценные советы. Блесна не должна быть слишком большой. С этим трудно спорить. На тройничке не должно быть пугающих окуня деталей. По его словам, мои «алмазы» на крючке окуня отпугивают, а вот его изоляционный провод красного цвета, наоборот, привлекает. Тонкая шерстинка, торчащая за кембриком, тоже окуня не пугает. А сам кембрик не должен свободно гулять по цевью тройничка, иначе дело швах, весь окунь перепугается, поэтому кембрик крепко фиксируется ниткой. Проводка должна быть в среднебыстром темпе, и блесну поднимать нужно повыше от дна. Сидя на ящике, он поднимает руку порой максимально, а иногда и вовсе с ящика встанет. Поклевки идут с разных уровней. Окунь клюет довольно вяло: по кивку со стороны незаметно, лишь сам ловящий способен уловить легкий сбой в работе кивка.

Вот так вот запросто поделился со мной своим опытом классный рыболов. И так он ловит всю зиму и на уловы никогда не жалуется. А вы говорите - мормышки, мормышки.

автор Сергей СЕМЕНОВ

 
Рейтинг@Mail.ru