Окунь втемную


Окунь втемнуюЯнварь этого года суров не на шутку. Столбики термометров в Чувашии еще на первой неделе нового года успели не раз отметиться ниже цифры 30. И кто соберется в такую погоду на водоем? Автобусы «рыболовных» маршрутов пусты, и я, отправляясь на этот раз на рыбалку несколько выше города, переживаю, не отменят ли вечерние рейсы. Водитель говорит, что из четырех вечерних рейсов сделает лишь два - в 15:00 и в 19:30. Погода просто замечательная: сильный ветер, метель, слепящее солнце и градусов 25 мороза. До окуневых мелей мне идти около трех километров - испытание при таких условиях не из легких.

Глухозимье?
Лунки бурятся легко, лед сухой, и новые ножи бура, кажется, вгрызаются в него словно в масло. Я бурю, чтобы согреться, и лишь спустя какое-то время замечаю, что надырявил уже лунок десять. Скорее в палатку! Подбираю тщательно низ палатки, чтоб не задувало и устраиваюсь на ящике. Солнце светит, сейчас в палатке должно стать тепло. В лунку привычно уходит блесна. Минут пять блесню - тишина, затем вдруг как прорывает. Тычок за тычком, но все слабенькие и невнятные. Видимо, окунь тоже совсем там замерз. Вскоре что-то засекается. Ерш. В этом году ерши просто озверели - кидаются на все блестящее. После этой поимки поклевки прекращаются. Выходить на улицу не хочется. Судя по тому, как затвердела и хрустит ткань палатки, за бортом самый что ни на есть колотун.

Достаю удочку с мормышкой. На эти мели иногда выходит покормиться плотва, а иногда и густера. Я так думаю, отгоняя мысли о том, что сейчас ерши заклюют меня до смерти. Однако никто не клюет. Я уж и так покивочу, и сяк, и у дна задержу, и вполводы подниму. В итоге кладу мормышку на дно и слежу за кивком. «Хотя бы ерш!» - такие пессимистические мысли давно не посещали мою голову. Но даже ерши не хотят. Чуть поигрываю, семеня мормышкой у самого дна, задерживаю, и вот - легкое трепыхание кивка! Так только ерш может клюнуть. Ввиду несолидности своего веса он не может коротко и мощно прижать кивок книзу, а только и получается у него, что налететь с разбега на мормышку и раскачиваться на ней, передавая кивку легкие, почти невесомые колебания.

Я размашисто подсекаю, и удочка падает из рук. Левой удается поймать ее в полете возле самого кивка, и я тащу за леску. Явно не ерш! Ряба тяжела, ходит кругами, упирается в край лунки, и вот на льду красавец окунь. Граммов 400! Да, подо льдом уже давно зрели глухозимные настроения, и вот доказательство: крупная хищная рыба, а на блесну не реагирует, отзывается лишь на мелкие мормышки, и то неохотно. Пока фотографирую его, лежащего на льду, глаза его стекленеют и он коченеет. Как бы и мне не принять такую же судьбу - поклевок больше нет, и придется сменить лунку, а для этого - выйти наружу. А за бортом такой ветродуй! Скорей снова укрыться под покровом палатки.

На новой лунке начинаю ловить на мормышку. Вялый прижим - и очередной, довольно солидный, окунь гремит в ящике. Высоко надо дном происходит еще один толчок, однако впустую. Но окуни здесь стоят, я чувствую. Пробую блесной. Два еле заметных тычка - блесной интересуются, подходят, но не атакуют. Самое настоящее глухозимье. На мормышку еще одна поклевка, и окунь на льду. Снова что-то около фунта весом. Исключительно отборные ловятся сегодня. Поклевки на мормышку вялые, едва заметные. На вываживании горбачи тоже не так резвы, как по первому льду. Оторванные от дна, они становятся совсем безучастными в процессе вываживания, а у лунки совсем не брыкаются, безвольно вися на крючке. Вот в таком вот режиме и проходит моя сегодняшняя ловля. Одна лунка - один или два крупных окуня, пойманных на мормышку. Блесны совсем не работают, да и на мормышку поклевки слабенькие.

Однако рыбалка мне интересна, и когда часы вплотную подходят к полтретьего – мой последний рубеж, чтобы успеть на трехчасовой автобус, я решаю все-таки остаться и продолжить ловить этих отборных, пусть и пассивных горбачей. Часа в четыре начинает стремительно темнеть. Когда солнце вплотную подходит к горизонту, под водой что-то резко меняется. В лунке, в которой до этого совсем не было никакого движения, вдруг начинаются мощные поклевки. Мормышку тут же отрывают. Судя по силе поклевок, это явно не сегодняшний окунь. Возможно, вышедший на ночную охоту судак? Течение усилилось, может именно это и стимулировало повышение активности клыкастого? Пускаю в дело блесну. Хватка – мимо! Да, крючки малы. Достаю судаковый удильник с 9-сантиметровой блесной. Взмах – тычок. Есть! Полукилограммовый окунь! Опускаю блесну – еще удар!

Между тем окончательно стемнело, осталась лишь полоска заката. Кивок видно плохо, но удары чувствуются в руку. Все еще считая, что два предыдущих окуня – это случайность, я жду, что очередной пойманной рыбой окажется судак, но ошибаюсь – снова крупный окунь! Одного за другим за считанные минуты я выбрасываю на лед 12 окуней! Жор посильнее перволедного будет! Совсем темно, а деваться мне некуда -до автобуса еще долгие два часа. А окуни все клюют, чуть не выбивая удильник из рук. Это явно та же самая стая, которая с утра на блесны совсем не реагировала, лишь вяло прикусывала мормышку. Сейчас же их будто подменили - готовы разодрать мою огромную судачью блесну на куски! Что же могло поменяться? Да, усилилось течение. Но и днем оно тоже было, и мне кажется, дело не в этом. Может, окуни поменяли время своей охоты и переквалифицировались в ночных хищников? Эти вопросы одолевали меня на обратной дороге.

Через день я снова был на водохранилище. Приехал я несколько позже обычного, памятуя о том, что утреннего клева на той рыбалке не было. И снова окуни были весьма пассивны в светлое время суток и заметно активизировались, когда солнце начало скрываться за горизонтом. Окунь выходил на короткий промежуток времени и смело атаковал мои блесны. Блесны, к слову, он предпочитал самые крупные, длиной от 8 см. Окуневые 3-сантиметровки пользовались меньшим спросом. По-видимому, окунь предпочитал крупные блесны мелким по той причине, что в темноте он ориентировался не на зрение, а на восприятие боковой линией, которая лучше улавливала колебания, вызванные игрой большой блесны.

Успел я сходить за таким ночным окунем и третий раз. Пик клева пришелся где-то часов на пять вечера и продолжался до седьмого часа. И снова большая блесна была в фаворитах. Вот такие вот странности происходят сейчас на Чебоксарском водохранилище. Днем - тишина, а как сгустятся сумерки - начинается!

автор Геннадий СЕМЕНОВ

 
Рейтинг@Mail.ru