За щукой с балансиром


За щукой с балансиромЗима снова показала свое непостоянство, и после сильных морозов наступило потепление. Вроде и не совсем оттепель, но и не мороз. Погода непонятная, и трудно определить, за какой рыбой отправляться, а главное - куда. Для нас это был далеко не праздный вопрос: впереди был выходной и очень хотелось провести его на рыбалке и желательно с толком. В таких случаях нелишним бывает сделать пяток-другой звонков знакомым рыболовам, живущим в местах предполагаемой ловли. Так и сделали, но собранная информация нас несколько озадачила: клев леща, пик которого приходился на морозы, начал заметно слабеть, а вот щука, видимо, еще не почувствовала потепления и не спешила активно питаться; с судаком тоже все было непонятно.

Повспоминали лещово-щучьи «вакханалии» предыдущих сезонов, которые случались у нас на одной заветной речке, впадающей в Вазузское водохранилище, и, проанализировав всю информацию, остановились именно на ней. Река эта - на первый взгляд совершенно обычная - имеет, тем не менее, свои секреты. Один из них в том, что по ней лещовые стаи начинают подниматься на нерест, причем происходит это уже в середине зимы. Второй секрет состоит в том, что практически весь хищник, обитающий в реке, на зиму не скатывается вниз, в находящееся неподалеку водохранилище, а, сбившись в стаи, остается на месте. Так что если знать, где его искать, можно отвести душу по полной программе.

Ранним утром, после изрядной тряски на уазике, мы с Романом вылезаем на берегу реки. В предрассветной мгле на льду виднеются несколько машин, а рядом топчется с десяток готовых к бою «бойцов». Речка довольно извилистая и протекает по полям, так что нормальных дорог здесь мало, и там, где они есть, в выходные дни собирается по нескольку десятков машин. Мы с приятелем люди компанейские, но сейчас многочисленное соседство нас не радует. Поэтому спускаемся на лед и, не останавливаясь, идем до своей заветной точки, которая не раз вставала у нас перед глазами ночью, в дороге. Вот и знакомый до боли поворот, где под второй бровкой и на свале с каменистой косы в яму должны штабелями стоять толстые щуки и судаки. Стоять-то они должны, но вот стоят ли - это вопрос.

Оборот за оборотом верное чудо финской промышленности под названием «Rapala» вгрызается в лед и вдруг натужно проваливается, выдавливая из лунки воду. Лед около 20 см, это для «Рапалы» не проблема. Прикидываю точное расположение бровки и сверлю еще пару десятков лунок вдоль нее. Роясь в ящике, натыкаюсь на пару удочек с «чертями» и крупными мормышками. На минуту задумался о лещах с бронзовыми боками, которые с трудом проходят в лунку, но тут же отгоняю это видение. Лещей еще можно будет половить и в глухозимье, так что пока эти удочки - запасной вариант. В руке изрядно потрепанная на рыбалках удочка с любимым балансиром. Это финский Rauhala длиной 80 мм с ярко-красным хвостиком. Не думаю, что этот балансир по уловистости превосходит все остальные - просто лично для меня за последние два года он стал приманкой № 1. Возможно, все дело в том, что чем больше веришь в приманку, тем лучше она и ловит. Кстати, и другие изделия с клеймом «Made in Finland», как подтверждает опыт моих друзей, действует на хищника почти магически, но только при условии хорошего владения снастью.

Роман закончил бурить длинную вереницу лунок, взялся за удильник с балансиром и размеренно, перехват за перехватом, опускает его до дна. Глубина метра четыре. Пяти-семи циклов игры приманки в одной лунке вполне достаточно, чтобы активная рыба приняла решение, атаковать ее или нет. Поэтому не задерживаюсь долго на одном месте, перехожу от лунки к лунке, смещаясь ближе к руслу, на глубину. Считается, что хищник предпочитает стоять или у верхнего края свала, или у нижнего. Но это в теории. В реальности же приходится тщательно прорабатывать весь свал, во всяком случае до первых поклевок. Как часто бывает, первая поклевка заставляет врасплох. Всего лишь обернулся посмотреть, как Рома орудует у лунки багром и выбрасывает на лед «щупака» граммов на 700, как почувствовал удар по удилищу. Рука сработала сама по себе, но подсечка, конечно, не получилась. По идее, рыба должна была сойти уже на первых метрах, но то ли она была очень голодна, то ли просто повезло, но я ее вытащил на лед: точно такой же щуренок, как и у напарника.

Дальше дело пошло веселее, поклевки стали происходить чаще. Справедливо рассудив, что здесь собралось изрядное количество голодных хищников, мы бегом перетащили коловороты и ящики поближе к найденному месту. Спешка была вызвана желанием отгородиться от появившихся из-за поворота реки «нефтяников» в костюмах защитного цвета с бурами наперевес. Судя по их решительным лицам, щуку они еще не нашли и были не прочь «пощипать» наших хищников. Пришлось строить «бастион» из вещей. В результате мы застолбили площадку приблизительно 40 на 40 метров. Не много, но щука, судя по всему, была именно здесь.

Последующее макание приманок в лунках показало, что, не подсуетись мы вовремя, лишились бы очень хорошего места. Глядя, с каким остервенением невдалеке от нас «нефтяники» махали удочками, можно было не сомневаться, что щука на их судорожно дергающиеся приманки не возьмет ни за какие коврижки. Более того, наверняка еще и посторонится. По какой-то причине ребята полагали, что удочкой надо махать всей рукой. Возможно, при ловле судака на 20-метровой глубине это и сработало бы, хотя и то маловероятно, но здесь играть надо было только кистью, поднимая приманку максимум на 10-15 см. Такая игра явно была щуке по душе, и, пройдясь по заготовленным лункам, мы с первого захода на двоих поймали 7 хвостов от 0,5 до 2,2 кг. Пару зубастых «за двушку» изъяли, а остальных, по их счастью зацепившихся кое-как, благополучно «утопили».

Время плавно подходило к обеду, а лунки, в которых еще не погулял хвост балансира, уже закончились. Решаем немного пошуметь и бурим еще штук тридцать, благо лед еще тонкий. Новые лунки сверлим между уже обловленными, в надежде «забалансировать» хищника до белого каления. Несмотря на шум от наших ледобуров, щука продолжает брать, но ее поведение несколько изменилось. С утра она отзывалась на достаточно активную игру приманки и брала с резким ударом, а к полудню и после играть приходилось с меньшей амплитудой и более плавно, иначе и без того нечастые поклевки заканчивались сходами на первых же метрах вываживания.

Самой результативной оказалась игра, отработанная мною на одном из подмосковных водохранилищ пару лет назад. Глубина в лунке была всего метра два, а прозрачная вода позволяла видеть все движения, которые производил мой «свинцовый друг». Сейчас уже не помню, с чего мне тогда вздумалось положить его на дно и немного подбросить. Балансир, подняв небольшое облачко мути, проскочил сантиметров пять. Действуя таким образом, я довел приманку почти до льда и повел тем же способом обратно. Это занятие настолько меня увлекло, что, принявшись «крестить» дно, я не сразу понял, что тень, заслонившая мой балансир, является жирным окунем, которого я тут же вытащил из полутьмы подледного царства.

Этот способ игры балансиром с тех пор прочно вошел в мой арсенал, но до последнего времени я считал, что он больше подходит для окуня, чем для щуки. Сегодняшняя щука, видимо, возомнила себя окунем, а возможно, ей просто надоели нервические движения приманок «нефтяников», поэтому попадалась она на мою «окуневую» игру довольно часто. У меня даже возникла мысль составить график частоты поклевок щуки, которой я и поделился с напарником. «Представляешь, - говорю, - как все будет красиво и по науке: глубина 7 метров, температура минус два градуса, ветер юго-восточный» Но мой напарник Роман - человек скучный, без полета. Он рассудил так, что на рыбалке надо рыбу ловить, а не графики составлять. Хотя, может, это и правильно.

автор Александр ФРОЛОВ

 
Рейтинг@Mail.ru