По последнему льду на Карповском водохранилище


По последнему льду на Карповском водохранилищеПоследний лед всегда приходит неожиданно. Если первого льда ждешь неделями, то последний застает врасплох, как снег на голову. Тепло земли-матушки, весеннее солнце, ветер и туман съедают лед настолько быстро, что дождям уже и делать нечего. С московской выставки я привез, помимо искусственных кузнечиков и «правильных» квоков, еще и московскую простуду, которая обычными народными средствами лечиться никак не хотела. Пришлось даже отказаться от поездки на рыбалку с Германом Петровичем на прошлой неделе. Этот колдун со стажем звонит редко, но метко. Раз уж позвонил и позвал - значит, рыбалка действительно будет интересной. В эти же выходные недуг меня оставил, и ничто не мешало поездке.

Подумать только: на рыбалку езжу по несколько раз в неделю и все равно в ночь перед выездом так и не заснул! Поставил новые ножи, оснастил новую удочку сторожком, который презентовал мне в Москве Саша НЕЙМАРК, перепроверил старые удочки, долго подбирал тройник для рапаловского балансира, а потом не мог уснуть, решая извечный вопрос: на что же мне ловить завтра? Утром ночные заморозки подморозили подъезд к водоему. Мы легко нашли уже протоптанный «пингвинами» путь на лед и пошли на восток, в сторону лунок, где неплохо ловились крупные окуни на прошлой неделе. Бурить трудно. По прохождении ножами половины толщины начинается мокрый пористый лед, который бурить еще труднее. Приходит мысль, что в следующие выходные на такой лед заходить будет уже опасно. Значит, это и есть последний лед.

Начинаем бурить там, где в прошлый раз у Германа Петровича ловились крупные окуни. Окуни были по 500 граммов и больше, а у меня безмотыльные удочки оснащены монофильной леской 0,12, для ловли на мормышку с мотылем - 0,14 и только на балансирной удочке стоит 0,22. Эта точно выдержит! Разматываю балансир. Пара взмахов, и тут же вижу слабые тычки. Подсечь не получается. Наверное, мелкий окунек, хоть Петрович и утверждал, что мелкого тут очень мало. Ловлю малюсенького окунька в первой лунке. Плохое предзнаменование!

Поклевки продолжаются, но подсечь не могу. Перехожу на вторую лунку - опять поклевки, которые не могу реализовать. Разматываю безмотылку. Рыба ведь под нами! На втором подъеме четкая поклевка, подсекаю и начинаю кого-то мучить на леске 0,12. Перед самой лункой, как и положено, этот кто-то чуть смотал лески, не желая заходит мордой в отверстие. Я, стараясь по максимуму использовать упругость монофила, стоя, на вытянутых вверх руках выволакиваю хорошего окуня. Это уже на следующий день моя мама доложит, что в нем было ровно 500 г. Продолжаю ловить на мормышку с бисером. В уме постоянно крутится мысль, что такой окунь мог клюнуть и на балансир, но продолжаю ловить на безмотылку. Опять поклевка, вытаскиваю окунька уже гораздо меньших размеров, но все равно с ладонь примерно. Однако дальше затишье. У «колдуна» вообще никак. Не клюет на его любимый «ваучер». «Ваучер» - это некий гибрид зимней блесны и пилькера. Очень популярная приманка на хищника среди волгоградских рыболовов-пингвинов.

Но день только начинается! Бурить, искать, ловить и не сдаваться! Я начал исследовать свал, на котором выловил полукилограммового окуня. Прошелся в глубину, прошелся по мелкому плесу, пробежался в сторону затона, вдающегося в камыш, стал возвращаться вдоль камышей на старые лунки. Проверил все: вход в протоку, крутой свал, пологий свал - но все тщетно. Поймал пару мелких окуньков. Только раз мы еще пережили несколько неплохих поклевок. Петрович выловил окуня, пожалуй, крупнее моего, а у меня опять поймался с ладонь. И опять тишина. Я пытался найти место, где на плавном увеличении глубины между двумя островками камыша заканчиваются водоросли. Даже смалодушничал, подсадил на мормышку одного опарыша, но чуда не случилось. Рыхлый лед измотал вконец. Больше трех лунок делать очень трудно.

Ближе к обеду решили кардинально поменять место и уйти вглубь затона. Петрович опять начал ловить на старых местах, а я пошел ближе к камышам. Ведь где-то он все же стоит! В третьей лунке, уже засыпая над монотонно покачивающимся сторожком, замечаю короткую остановку кивка, подсекаю и выволакиваю хорошую плотву. Ага! Значит, тут еще и плотва есть! Сон как рукой сняло. Продолжаю ловить. Такое впечатление, что рыба просто стоит и смотрит на мормышку. Начинаю менять типы проводки. Я только начинающий безмотыльщик, тем более, в первый раз ловлю не на чертика, а именно на мормышку. Чередую медленные подъемы с покачиванием и без. Подходит Герман Петрович, интересуется результатами.

Вспоминаем, как мы раньше ловили только на мормышки с мотылем, и в это время я опять краем глаза замечаю короткую остановку кивка. Машинально делаю подсечку, и точно такая же плотва вываливается через ледяную кашу лунки на пористый лед. Нервы у Германа Петровича не выдерживают. Сетуя на то, что уже порядка двух сезонов мормышки в руках не держал, достает удочку с мормышкой, показывает ее мне. «Понимаю, - говорит, - что обыкновенная дробинка, да еще и без какого-либо бисера или кембрика не сойдет за безмотыльную». Но вовремя подошедший товарищ выручает мотылем. Герман садится позади меня и вскоре ловит окуня граммов на 400, не меньше! Мда... а руки-то помнят!

Принимаем решение под вечер попытать счастья на так называемом «Золотом дне». Это что-то вроде затона с хорошими глубинами. Поговаривают, что там всегда хорошо ловят по последнему льду. По щиколотку в воде тропкой через камыш выходим на лед «Золотого дна». Петрович говорит, что ничего тут не ловилось в прошлую пятницу. Однако пробуем. Я пошел на мель - опять решил найти место, где на плавном увеличении глубины заканчиваются водоросли. Считаю такие места классическими для крупного окуня и плотвы. Вокруг много старых лунок, похожих на мутные круги на сером льду. Это неспроста! Пробую ловить. Вскоре опять возникает чувство, что рыба «дышит» на мою мормышку, но не берет.

Все безмотыльщики пишут о таком ощущении. Я раньше не понимал, что они имеют в виду. Тем, кто ловит на мотыля, такого не испытать: у них либо клюет верно, либо обгрызает мотыля, либо совсем не клюет. А тут, внимательно следя за ритмичностью колебаний кивка, замечаешь, что вот тут он слегка застрял, как будто леска намерзшей капелькой задела о примороженную поверхность воды, то на миг задержался в нижней точке колебаний, как будто леску притормозило мимолетное течение. Наконец начинаешь осознавать, что это рыба подошла к мормышке и пробует ее «на вдох». Значит, надо попытаться найти такой темп проводки, который заставит рыбу вести себя смелее.

Я опять делаю два подъема без покачивания. На первом снова кто-то «дышит» на мормышку, даже два раза слегка дрогнул кивок. И на очередном покачивании села плотва чуть меньше ладони. Вот он, момент истины! Когда ищешь место, находишь его, чувствуешь присутствие рыбы и заставляешь ее клюнуть - это и есть то, ради чего люди перестают ловить на мотыля и становятся приверженцами безмотылки! Решил проверить: а как будет ловиться на чертика? Он у меня не с бисером, а с кембриками. Говорят, что на кембрики в капризный клев ловится лучше. Пробую. На первом же опускании на чертика кинулся окунек. Но больше я не заметил каких-либо изменений в лучшую сторону. Увидел одну поклевку - и все. Снова начал ловить на мормышку и после очередной комбинации колебаний выловил плотву с ладонь.

Вечереет. Легкие сумерки намекают, что рыбалка подходит к концу. Месим колесами оттаявшую за день колею. Через неделю на лед заходить будет безумством. Ну а у меня вера в безмотылку стала еще крепче.

автор Алексей КОЛОМИЕЦ

 
Рейтинг@Mail.ru