Весенняя ловля в Забайкалье


Весенняя ловля в ЗабайкальеКонец одного рыбацкого сезона и начало другого отметил я ревизией своего спиннингового хозяйства. Каждому рыбаку знаком этот ритуал. Надо все проверить, протереть, смазать, намотать на шпули свежую леску. В конце концов просто собрать удилища и подержать в руках, чтобы вспомнить подзабытое за долгую забайкальскую зиму чувство того, как спиннинг ложится в руку. В общем, дело приятное, полезное, а главное - нужное. За этим занятием накатили воспоминания о прошлом рыболовном сезоне. Как все начиналось той весной, когда вода в забайкальских реках очистилась от мути? А началось все с пробного выезда - первый выезд всегда пробный - на самую доступную реку с красивым названием Ингода. Город Чита, столица Забайкалья, расположен как раз на стрелке, в месте слияния Ингоды и ее левого притока Читинки. Уменьшительно-ласкательное имя дали ему местные жители, а официальное географическое название - река Чита.


Был конец мая. До места рыбалки от города всего 90 километров по хорошему асфальту. Дорога идет вдоль Ингоды, повторяя ее изгибы. В некоторых местах трасса отходит от реки, уступая место поселкам. Мелькают указатели: Кадала, Домна, Ингода, Лесной городок. Знакомый отворот, немного по грунтовке - все, приехали. Река в русле, прозрачность как раз «под блесну»: после весеннего паводка вода просветлела не до конца, сохранила чуть красноватый оттенок. Собираю «дайвочку» и ставлю белую вращалку второго номера. Выхожу на берег чуть выше переката и думаю: «Вот точно ленок здесь стоит!» Первый заброс в сезоне после полугодового перерыва! Что может быть чудесней этого? Да ничего! Я точно знаю.

Ингода - классическая горная речка с кристально чистой, очень холодной даже в летнюю жару водой. В среднем и нижнем течении Ингода более спокойная и широкая. Не считая рыбьей мелочи - пескаря, гольяна, сорожки, вьюна, пищуги, - в ее водах обитают хариус, ленок, щука амурская и амурский же язь, которого местные рыбаки зовут чебаком. Есть налим, амурский сом и таймень. Вожделенный трофей каждого забайкальского спиннингиста - это, конечно, таймень. По рассказам старых рыбаков, промышлявших в этой реке каких-то 20-30 лет назад, таймень был и в черте города. Но сетной лов, особенно в нерест, обмеление Ингоды и изменение ее температурного режима, вызванные вырубкой лесов, сделали свое дело. Ушел таймень вверх, к прозрачным и студеным ключам.

Если зашла речь о таймене, уместно вспомнить осень позапрошлого года. Упомянутый выше левый приток Ингоды река Читинка - это тайменевый «детский сад». Весной половозрелые таймени заходят туда отметать икру и, отнерестившись, скатываются в Ингоду. Народившаяся молодь живет в Читинке, пока не станет половозрелой и не достигнет веса в 4-5 килограммов. «Совершеннолетние» подросшие таймени каждую осень уходят из Читинки в Ингоду. По каким-то причинам в сентябре 2006 года таймень вставал на дневки прямо под городским мостом. Было его столько, что дно в речке еле просматривалось. Люди специально приходили на мост посмотреть на скопление тайменей. Но некоторые горожане быстро смекнули: халява! - и решили «порыбачить»: начали черпать тайменя всем, чем могли. Однако надо отдать должное забайкальской милиции: она гоняла «рыбаков» и днем и ночью, пока таймень более-менее спокойно не прошел в Ингоду.

Белая вращалка второго номера плюхнулась в весеннюю ингодинскую воду. На тайменя я не рассчитывал. Он нерестится последним из лососей и в середине мая болеет. Первым в середине апреля поднимается на икромет хариус. Не раз приходилось наблюдать, как небольшие стайки хариусов выскакивают из-под талой льдины на свежун. Не обращая никакого внимания на приманки - сейчас главное не еда, а продолжение рода, хариусы проскакивают открытую воду и скрываются под следующей льдиной. Сразу за хариусом на нерест идет ленок. Отболев потом недели с две, он начинает восполнять потраченные за время нереста силы. В Ингоде водятся две формы ленка: тупорылый и острорылый. Тупорылого наши рыбаки называют ямный. У взрослой рыбы по темно-коричневому с почти черной спиной телу разбросаны малиновые и коричневые точки. Острорылого ленка местные прозвали плесовым. У него тело более удлиненное, прогонистое, а окрас светлее, чем у тупорылого. Ленки и были главным объектом моей весенней рыбалки.

У вас бывало такое: идете вы по берегу, делаете заброс за забросом, сосредоточены на рыбалке - и ни поклевки? Но как только вы переключили внимание на что-то постороннее - рыба берет. Причем чем больше отвлечешься от самой рыбалки, тем неожиданнее и увереннее происходит поклевка. Вот и в прошлом мае стоило мне отвлечься от размышлений о бесклевье и начать разглядывать двух журавлей, ходивших по противоположному берегу, сразу последовал знакомый удар. Фрикцион катушки отработал нормально, и вершина бланка согнулась, указывая на то, что подсек я вовремя. Хотя произошла она «на автомате»: думал-то я о журавлях. Примерно через полминуты после подсечки первый ленок нового сезона лежал на прибрежной гальке. Поздравив себя с почином, я усыпил рыбу и тронулся дальше вниз по течению. С перерывами в полчаса мне удалось поймать трех ленков весом около килограмма каждый.

Ближе к обеду, когда солнце прогрело воздух, ленок на блесну брать перестал. Зато я заметил несколько всплесков хариусов. Что ж, по проводочному удилищу я за зиму тоже порядком наскучался. Вообще в реках Забайкалья водится несколько подвидов хариуса. В амурском бассейне, к которому относится и река Ингода, обитают две разновидности: сибирский хариус и так называемый зеленец. У первого тело прогонистое с черной спиной и россыпью темных точек на боках, и большой спинной плавник, отливающий на солнце всеми цветами радуги. Бока хариуса украшают малиновые пятна, хвост темно-бордового цвета. Тело у зеленца значительно шире, чем у сибирского. Зеленца украшают бирюзовые и оранжевые точки, но вот спинной плавник у него немного поскромнее, да и малиновых пятен на боках почти нет. Зато он превосходит сибирского хариуса по размерам.

Говоря о подвидах забайкальских хариусов, нельзя не упомянуть черного чикойского хариуса. Другое его название - «марсовик». Не знаю, откуда оно. Используют, правда, в живописи краску, которая называется «марс коричневый». Именно такой цвет у чикойца - темно-коричневый, почти черный. Но это только мои догадки. Возможно, прозвище чикойского хариуса «марсовик» никак с живописью не связано. Водится в наших речках и монгольский хариус. Он мало чем отличается от сибирского, разве что размерами. Монгол редко достигает 200 граммов. Это самый мелкий хариус в Забайкалье.

Итак, я сложил спиннинг и взял проводочное удилище. Бланк длиной 4,5 метра с пропускными кольцами и безынерционной катушкой. Основная леска 0,27 и наплав с ярко-красным шариком на конце антенны. Груз, карабин, поводок с обманкой. Эта снасть, пожалуй, самый распространенный в Забайкалье вариант. Спуск устанавливается такой, чтобы обманка шла над дном в 2-3 сантиметрах. Но если ловят на имитацию ручейника, она должна касаться дна. Вообще, о приманках для этой ловли - мор-мухах - стоит сказать особо. Такие обманки можно встретить у нас и, может быть, на Северном Урале, Алтае и Дальнем Востоке. Каждая такая обманка -это штучная вещь. В нашем городе мастеров по изготовлению мормух единицы, их знают по именам и в лицо.

Наши обманки сходны с нахлыстовыми приманками. По сути, это те же мухи, стримеры, нимфы. Чтобы ловить на обманки, а тем более вязать их, необходимо знать морфологию и жизненные циклы насекомых которыми кормятся забайкальские лососи. Обычно обманки вяжут на основе мормышек, хотя есть и сделанные просто на крючке. Но для ловли крупной рыбы мастера, как правило, сами паяют мормышки - просто нет у Mustad или Gamakatsu изделий, способных выдержать натиск таймешонка или приличного ленка. Я открыл дужку катушки, чуть отвел удилище за спину и метнул наплав с настроем метров на десять от берега, где была замечена игра хариуса. Покачивая шариком на конце антенны, поплавок поплыл по течению реки и в следующую секунду нырнул на весь корпус под воду. Подсечка! Хариус был хорошо виден в воде. Он старался встать против течения и гнул вершинку так, что даже пару раз сработал фрикцион. Вот и первый зеленец, грамм на 300, заскакал по гальке.

Это место на Ингоде я облюбовал лет 20 назад. Река здесь сужается после излучины и переходит в длинный яр с умеренным течением. В начале струи глубина около двух метров, но по мере приближения к перекату в конце яра глубина уменьшается до 50-70 см, а течение усиливается. Здесь кормятся ленок и хариус. Яр очень удобен как для спиннинга, так и для проводочной рыбалки. Да и таймень не обходит это место. Прошлой осенью в конце октября, когда на реках Забайкалья по утрам пошла шуга, приехал я на яр половить хариуса и ленка впроводку, на них была и снасть рассчитана. Но взял таймень. Он снял со шпули метров 15 лески и остановился после первого броска. Контрольную подсечку я делать не стал - и о первой-то пожалел. Льдины били в натянутую леску, мы с тайменем стояли. Я думал: оборвет рыба наплав или нет? О чем думал таймень, не знаю. Может, он удивлялся, какой сильный ручейник попался и как больно он кусается. Но все обошлось: настрой вылетел из воды и даже обманка осталась цела.

Теперь, стоя на том самом месте и наслаждаясь свежим весенним воздухом, я ловил впроводку хариуса. Вероятно, разные подвиды хариусов мирно живут вместе. Зеленцы и сибирские хариусы попадались через одного. Суббота подходила к концу, заканчивался и клев. Душу грела мысль, что на следующий день предстоит выезд на реку Читу, или Читинку по-местному. Если исток Ингоды находится на юге Забайкальского края, то левый ее приток Чита берет начало километрах в трехстах к северу от краевого центра. По составу ихтиофауны эти реки сходны, есть лишь небольшие отличия. Так, в Читинке водится только один подвид хариуса - сибирский, хотя старожилы говорят, что некогда ловили и зеленца. Не заходит в реку и сом: наверно, вода притока для него чересчур холодна - река горная, порожистая. Видимо, по той же самой причине в реке полностью отсутствует амурская щука. А вот подъязки поднимаются по Читинке километров на 20 от устья.

На заре рыбацкой юности в середине 80-х я специально ездил в район села Кашатак, приблизительно 10 км от города, чтобы половить подъязков, чебака по-местному. Ловил в затишках на вареную перловку и хлеб. Самый пик клева приходился на конец мая -начало июня. У меня был «переходный» период: мысленно вплотную подходил к ловле хариуса и ленка, только не знал, с чего начать. Помог случай. Недалеко от заводи, где я ловил подъязков, был мост. Время от времени к нему подъезжал автобус, выпускал дачников, разворачивался и уезжал. Дачники были мне неинтересны в отличие от мужчины, который не побрел вместе со всеми, а остался на мосту. Дядечка снял с плеч рюкзачок, собрал телескоп и начал рыбачить. После нескольких проводок его удилище согнулось. Рыбак, удерживая рыбу внатяг, пошел по мосту к берегу, одновременно работая «Невской» катушкой. Спокойно спустившись на берег, он вывел ленка и так же спокойно вернулся обратно с трофеем. Минут через пять все повторилось.

Вот кто был мне нужен! Забыв про чебаков, я пошел на мост учиться уму-разуму у незнакомого рыбака. Как выяснилось, ловил он на обманку, о которой я слыхом не слыхивал до нашей встречи. Возвратившись после ликбеза к затишку, стал прикидывать, где разжиться рыжими петушиными перьями и как умыкнуть дома со стены медную чеканку с изображением всадника, чтобы напаять из нее мормышек. С того дня «болезнь» полностью поглотила меня. На следующий день я поехал всего за 50 км от города. Здесь в Читинку с левой стороны впадает речка Тукулай. Рыбачить начал как раз напротив устья, с противоположного берега. Место для рыбалки в проводку очень удобное. Выше слияния Тукулая и Читинки бурлит широкий перекат, переходящий в плес. Его умеренное течение и полутораметровая глубина делают плес идеальной стоянкой для рыбы.

Хариус клевал отлично. Рыба хватала обманку практически на каждой проводке. Обычно жор на одном месте продолжается минут 15, от силы 20. Вероятно, хариус привыкает к приманкам и начинает относиться к ним настороженно. Когда клев ослабевает, надо менять место, что я и сделал. Минут через сорок можно вернуться на прежнее место, и рыба начнет клевать с новой силой. Это проверено мной неоднократно. Я поднялся выше, к следующему перекату. И там лососи восстанавливали силы по-
сле нереста: хариус клевал исправно. А вот ленок никак не проявлял себя. Вероятно, на Ингоде нерест прошел раньше, чем на Читинке. И здесь рыба вполне могла еще не отболеть.

автор Сергей МИРТОВ

 
Рейтинг@Mail.ru