В поисках крупного линя


В поисках крупного линяСреди рыболовов-поплавочников много любителей ловли какой-нибудь одной рыбы. Есть среди них лещатники, любители карася, плотвы. Но рыболовов, специализирующихся на ловле линя, мало. Между тем линь - одна из самых распространенных рыб средней полосы. Он встречается не только в прудах, озерах и водохранилищах, но и почти во всех реках, в том числе и с сильным течением: там он держится не на стремнине, а в заливах. Линь редко проявляет свое присутствие в водоеме. Его местоположение можно определить, пожалуй, только по пузырям, которые он поднимает, роясь в грунте, но их легко спутать со «следами» карася или карпа. Ведя довольно медлительный образ жизни, линь тем не менее во многих замкнутых водоемах становится преобладающей рыбой и при благоприятных условиях вырастает до внушительных размеров. Даже в Подмосковье, например, в прошлом году был выловлен экземпляр длиной более 70 см.


Несмотря на то что линь пользуется уважением среди всех рыболовов, в уловах он встречается нечасто. Причина в его осторожности и особенностях образа жизни. Первый раз со своеобразием поведения линя я столкнулся на одном из волжских заливов под Чебоксарами. Вода практически стоячая, глубина плавно понижалась от берега до четырех метров. Дно заилено, ноги уходили в ил по щиколотку. Днем в заливе купалась куча народа, так что ловить рыбу можно было только рано утром или под вечер, а в купальные часы ничего не оставалось, как отправляться в дальний конец залива. Но первые дни рыбалки меня очень расстроили: клева не было ни утром, ни днем, ни вечером. Создавалось впечатление, что в заливе рыбы нет совершенно, хотя я не сомневался, что она там была, и прежде всего - линь.

Возможно, я так бы и не разгадал эту загадку, если бы не случайное знакомство. Как-то вечером пошел прогуляться к лодочной станции. Там встретил сторожа: посидели, поговорили. Уже стемнело. В какой-то момент он встал и сказал, что пора ловить рыбу. Я хотел было пошутить, что рыбу еще не завезли, но его слова звучали вполне уверенно. Сторож включил прожектор, направил его на воду, взял удочки и начал наживлять их обычными червяками. Удочки у него были самые примитивные: короткие бамбуковые удилища, крупные поплавки, такие же крючки и толстая леска. Я, конечно, смотрел на это скептически, так как несколько дней подряд пытался обловить то же самое место с более современными снастями. Тем временем сторож стал забрасывать удочки и втыкать их в берег с интервалом в 5-6 метров под небольшим углом к воде. Глубину он выставил сантиметров 60, не больше. Не успел он еще закончить с последним удилищем, а поплавок на первом уже пропал. Я подумал, что это какой-нибудь упрямый ерш. Но оказалось, что это был линь весом килограмма на полтора. Потом сторож выловил второго, третьего. Я был в легком шоке.

По словам моего нового знакомого, его каждодневный, точнее, еженощный улов составлял 5-6 увесистых линей. Причину такого поведения рыбы он тоже объяснил. В этом месте целый день купаются дети из пионерлагеря и ногами перепахивают ил, и ночью сюда выходит кормиться нормальная рыба. Очевидно, к ночи весь взбаламученный за день ил отстаивался, рыбе там становилось легче дышать, и она выходила на перекопанное дно собирать пищу. Как я на следующий день убедился, в иле был мотыль, причем в немалом количестве. Здесь мне вспомнился старый дедовский способ добычи мотыля. Он заключался в том, что ил зачерпывается ведром, добавляется немного воды и палкой размешивается. Получается суспензия, которая плотнее воды. Мотыль имеет плотность практически равную воде и в этой взвеси просто всплывает на поверхность, откуда его и собирают. В нашем случае на дне после ухода купальщиков происходило что-то подобное. Понятно, что все оставшееся время, я и мои товарищи постоянно лакомились жареным линем.

Линя, особенно в середине лета, крайне сложно найти на открытой воде - он постоянно находится в зарослях, где его и стоит ловить. Осваивать такую ловлю мне пришлось на Кременчугском водохранилище на Украине. На открытой воде там лишь изредка попадались мелкие окуньки и плотвички. Рыба была, но она держалась в основном в обширных зарослях камыша, простирающихся вдоль берега. Секретами ловли в камышах со мной поделился старый местный рыбак. Для того чтобы нормально ловить рыбу, место приходилось готовить заранее. В зарослях надо было приготовить окошко где-то метр на метр. Причем выдирать камыш надо было так, чтобы на дне не оставалось корней, иначе они очень сильно будут мешать при ловле. Место выбирается на глубине метр, максимум полтора.

Причем оно должно быть не на краю травы, не у берега и не со стороны чистой воды, а именно в середине зарослей. Чтобы не стоять ногами в иле и не порезаться о стебли, я надевал болотники, поднимал голенища, забредал поглубже и выбирал место, где собирался стоять. Его я помечал парой сломанных камышинок. Потом выходил на берег и, срезая ножом камыш, делал дорожку к помеченной точке. Здесь я ставил тазик, в котором лежала прикормка, насадки и запасные оснастки. Здесь же втыкал стойку для удочки. После приходилось снимать сапоги, заходить дальше своей метки и выдирать в месте ловли весь камыш прямо с корнями. Затем я еще и перекапывал дно деревянным колом. На этом подготовка места заканчивалась.

Прикормку в этом случае можно применять самую простую - пареную пшеницу, перловку; запаривать их можно прямо в термосе. Можно закормить просто размоченным хлебом, перемешанным с землей. Но землю лучше брать на берегу близ места ловли, но не у воды, где гниют водоросли, а метрах в 4-5 от берега. Лучший вариант - собрать землю из кротовины, если она есть поблизости. Если ее нет, поднять дерн и из-под него набрать земли. Там, где нет сильного рыболовного прессинга, такой нехитрой прикормки вполне достаточно. Хлеб лучше использовать местный: рыба к нему привыкает и реагирует на него даже лучше, чем на «крутые» прикормки.

В первое же утро, придя на подготовленное место, я сразу заметил поднимающиеся к поверхности воды пузыри: какая-то рыба рылась на дне. На первом забросе поплавок только приводнился, как тут же встал и поплыл в сторону. Подсек, но это оказался не ожидаемый линь, а лещ весом более 2 кг. Это меня удивило: чтобы лещ в светлое время вышел на метровую глубину среди камыша - такого я еще не видел! Взял он на хлеб. После леща поклевок не было почти полчаса. Я сменил хлеб на червя. Потом снова легкая поклевка: кто-то чуть притопил поплавок - и в сторону. Это уже был линь весом около килограмма. Потом еще один, потом крупный карась.

Рыба стояла непосредственно в камыше, и ее мало кто там беспокоил. Надо отметить, кстати, что линь, да и другая рыба, держится в камышах не только в середине лета, но и весной, когда вода среди растительности теплее, чем на открытых участках водоема. При ловле в окошке среди травы удилище должно быть мощным, с прочной леской, чтобы не дать рыбе уйти в камыш. Поплавок самый легкий, и его лучше просто опускать, а не бросать. Подготовка места и перекапывание дна хотя и не самое приятное дело, но позволяет с небольшой прикормкой ловить хорошую рыбу в то время, когда в других точках водоема клева нет совершенно. Важно, однако, вести себя тихо и аккуратно. Линь очень не любит выходить на открытую воду и держится все лето среди травы. Там лучше сразу приготовить несколько окон для ловли. Если это трудно сделать с берега, можно с лодки, используя грабли на длинной ручке - дно должно быть чистым и перекопанным.

Что касается насадок, то надо отметить, что линь часто хорошо берет на распаренную перловку. Ее, кстати, не стоит ничем сдабривать. Неплохо линь берет и на червя, но к этой насадке он относится несколько своеобразно: на целого червяка часто берет откровенная мелочь. Нередко рыболов, посмотрев на изжеванного червя, сразу же меняет его на нового, а как раз этого делать и не стоит, так как на потрепанную и собранную по кусочкам насадку берут самые крупные лини. Есть еще один небольшой секрет: чтобы вызвать поклевку крупного линя, кончик насажанного червя можно раздавить в бахрому пассатижами или корнцангом.

автор Владимир ЗАМЫШЛЯЕВ

 
Рейтинг@Mail.ru