Сюрпризы осенней Пахры


Сюрпризы осенней ПахрыСовсем близко от Москвы есть несколько достойных внимания рыболова речек. При умелом подходе к ловле на них можно поймать крупную рыбу. Но даже если этого не произошло, не отчаивайтесь, погожий осенний день все равно принесет вам радость.
День выдался холодным. Перед этим несколько дней лил дождь, а от порывистого ветра становилось совсем мерзко на душе. И вот ненастье отступило, и вдруг в октябре пришло второе бабье лето. Мы давно не виделись с Александром. И вдруг он с утра позвонил:
- Сегодня до вечера я совершенно свободен. Наживку, мотыля и опарыша купил. Куда рванем?
- До вечера… Ну разве что на Пахру…
- А рыба-то там есть? - Будет. - Сомневаюсь… - Не сомневайся… - Бери удочку с боковым кивком и мормышкой и заезжай за мной.


От меня до Пахры на машине пятнадцать минут езды, если нет пробок на Каширском шоссе. Но пробка была. В итоге попадаем на место - к мосту, что на трассе Москва - аэропорт Домодедово через пятьдесят минут. Но и это неплохо. Водоем-то интересный. Где другой такой так близко от Москвы найдешь… Осенняя ловля на мормышку ходовая. Рыба в эту пору собирается в стаи и концентрируется в очень локальных зонах, лучше сказать даже, в точках. Можно пройти по реке сотню метров и не увидеть ни одной поклевки, но если попадешь на место, то будешь с рыбой. Она сейчас с наступлением предзимья усиленно кормится. Предлагаю двигаться правым берегом реки вверх по течению, начиная от дачи М. И. Калинина. Напротив нее продолжительные заросли кустарника, и ловить не везде представляется возможным. Вскоре находим два рядом расположенных прогала и разматываем удочки. Неподалеку от себя вижу рыболова, бросившего якорь поблизости с глухим кустарником. Он оборачивается на треск сучка под моей ногой.

- Ну как, клюет? - спрашиваю традиционно.
- Не-а, глухо, как в танке… - Сейчас посмотрим, как глухо… - приговариваю я и опускаю мормышку с крупным мотылем позади торчащей из воды коряги. Неторопливая, размеренная проводка от самого дна на высоту до 30 см, кивок вдруг плавно и круто изгибается, и вот уже на оснастке ходит небольшой голавль. Александр, охваченный волной азарта, торопится настраивать удочку, но сразу зацепляется мормышкой за куст и обрывает ее. Наконец и он приступает к ловле - опускает мормышку под куст совсем близко к рыболову - и после двух проводок выуживает окунька.

На уловистой точке после голавлика больше не клюет. Начинаю облавливать зоны, приграничные с ветвями кустарника, но выбираю не быстрые участки воды, чтобы проводка была плавная. И вот с глубины двух метров поймал плотвичку. Снова тишина.
Размышляю: «Мелковатая рыба берет, нужно, как в старые времена, поискать на берегу подлистников». В нескольких местах ковыряю палочкой кучки слежавшейся старой листвы и набираю в коробочку с пяток красных шустрых червей. Рыба к ним за период дождливой погоды привыкла. Нет-нет, да попадали они с ручейками воды в реку; будет на них брать безбоязненно. Возвращаюсь к Александру и говорю, чтобы он тоже попытался набрать себе червей для ловли.

Пройдя чуть дальше по берегу, увидел, как над водой ветвями двух ракит образовался своеобразный грот. Под ними то ли от капели, то ли от ветра рябит гладь. Но это странно, ведь стоит безветренная сухая погода. Осторожно, по-лисьи, подкрадываюсь ближе, просовываю, стараясь не задеть ветвей между водой и сводом. И все же в какой-то момент задеваю веточку. На воде сразу образуется гладь. Значит, это была рыбешка, возможно, голавлики или плотвички что-то хватали с поверхности, может быть, падающих с ветвей насекомых… Проводка на самом глубоком месте под ветвями ничего не дает. В углу «грота» между прибрежной черной корягой и ветвями вижу на воде опавшие листья. Хорошее укрытие для рыбы, притом двойное - «грот», плюс этот козырек. Опускаю между листьями мормышку, делаю планирующие движения толчками от поверхности книзу. И ожидания не оправдались. Поклевки нет. Еще проводка. Снова бесклевье.

«Нет, ты здесь есть, - говорю я рыбе, - просто приманка тебя настораживает», - и меняю черную «каплю» на черного «муравья» массой полегче. Буквально через пятнадцать сантиметров проводки от поверхности воды короткая потычка и сразу упругая потяжка. Подсекаю. Есть! В азарте сама собой вырывается любимая фраза знакомого генерала, с которым пришлось однажды рыбачить на Черном море под Анапой:
- Вот это любовь, если она, конечно, настоящая!

А руки дрожат от волнения, ведь на крючке ходит что-то бойкое и увесистое. Попробуй его выуди из-под низких ветвей! Но наконец с задачей справляюсь, регулируя отпуск бегучей оснастки посредством катушки. Даю утомиться и подвожу к берегу плотву под четыреста граммов. Оснастка у меня очень удобная для данного вида ловли. Я взял дорогую нахлыстовую катушку и приспособил ее для мормышковой удочки. Кольца на удилище тоже заменил, поставив вместо них кольца от матчевки. Еще один важный узел - боковой кивок. Для ловли с бегучей оснасткой на нем должны быть просторные пропускные колечки; тогда в процессе такой сложной рыбалки, как ловля под нависшими кустами, лишних проблем не будет.

Выждал минут семь, чтобы рыба успокоилась. А руки так и чешутся сделать заброс, но нет, терплю, иначе крупная не возьмет. Наконец снова проводка. На этот раз мормышка спланировала до дна без поклевки. Ну ничего. Поерзаем по дну. Укорачиваю насколько возможно леску и вожу кончиком удилища из стороны в сторону. Мормышка в это время делает хаотичные движения по илу. После короткого замирания очень медленно и плавно играю кивком на подъем. Снова толчок, и кивок как бы зацепился за что-то. Есть! Ага! Мы тебя перехитрили! Опять что-то ходит на леске хорошее. После короткой борьбы выуживаю окуня-горбача.
Нашумел! Александра не слышно, знать, тоже без дела не сидит - ловит. Пойду-ка проведаю его, пусть рыба успокоится.
- Привет! - говорю негромко, а друг от моих слов едва не вздрогнул. Смотрит на меня во все глаза. Я подошел к нему близко, а он даже не заметил.
- Ты уж извини, что напугал - на осенней рыбалке главное - маскировка, вот я и подошел тихо.

И в это время кивок Сашиной удочки чуть поколебался, а потом продолжительно пригнулся. После подсечки Александр вынимает из воды двухсотграммовую плотву. Снимая с крючка рыбу, он кладет ее в небольшую походную сумку, которая висит у него на боку. Вижу, на мормышке его болтается обрывок червя.
- Ну что, внял моему совету? - Да, ты знаешь, червь работает! Смотри! - Александр показывает улов. - Уже четыре хороших окуня, голавлик и эта плотва.
По его радостным глазам видно, что он в восторге от рыбалки.
- Ну ладно, пойду дальше ловить. Однако, несмотря на то что я дал месту отдохнуть, чего-нибудь изрядного поймать не удалось. Взял окунек-стограммовик и такая же по размеру плотвичка.

Перехожу на другое место. Между продолжительным прогалом у берега полоска осоки. За ней свал на глубину. С этого свала беру одного за другим двух голавликов граммов по двести пятьдесят. Подходит Александр и начинает соревноваться со мной, но уже в ловле небольших окуньков - стайка полосатиков рассредоточилась вдоль всей полосы осоки и клюет со дна на глубине не больше метра. Окуньков ловить интересно, но выше по реке еще много достойных мест, где можно зацепить что-нибудь посолиднее. Принимаем решение идти дальше. По пути облавливаем несколько заводинок между упавших на воду ракит. В наш улов добавляются небольшие юркие голавлики, но больше одного из стаи выловить не удается - слишком пугливы. Дорогой обсуждаем улов. В сумке Александра рыбы примерно столько же, что и у меня.

Поднимаемся на удерживаемый мощными железными тросами подвесной мост. По нему переходим на другой берег. Здесь вдоль воды сплошь тянутся ивовые заросли, но везде мелко, да и проход к реке труден. Преодолев два километра, идем краем распаханного поля и, не доходя окраинных домов деревни, спускаемся к воде. Здесь берега крутые, открытые, зато повсюду кувшинки, а по мелководью растет полосками осока. Над рекой воздух прозрачен и чист. Перекат просматривается далеко, но рыболовов не видно… Над деревней висит тишина. Иногда каркнет, пролетая где-то рядом, ворона или отдаленно раздастся приглушенный звук топора. Серое небо, тускло отражаясь в реке, не оживляет потускневшего осеннего пейзажа. Река похожа на время. По буднично-свинцовому глянцу плывут то опавшие листочки, то коряжка, то веточка водоросли, неказистые свидетели каких-то событий. А вот рыба в осеннюю пору на поверхности уже резвится редко… Лишь в короткое время с прогревом поверхностного слоя она может обнаружить себя всплесками. По этим всплескам также иногда ее ищут. Обычно, где она играет осенью, там ее и лови.

Я опускаю мормышку с червячком в кувшинки - листья их свернулись от холода и торчком приподнялись на воде. Поклевок нет. Меняю несколько мест. Проходит час. Саша за это время вылавливает возле осоки двух небольших окуней. На этом берегу всего лишь три отдельно стоящих куста. Судя по голосам, за каждым из них сидит рыболов. Один раз мы слышали, как один из них боролся с крупной рыбой. Вот и сейчас тишина доносит до нас волнующие звуки.
- Голавль? - слышится голос. - Он самый! Красавец! На кило потянет!

Чувствуется, что удачливый рыболов переполнен переживаниями, но опыт и солидность не позволяют ему особо показывать свои эмоции. По разговору понимаем, что ловят на донки. Саша не выдерживает, переоснащает удочку, делая из нее полудонку. Пробует ловить с прикормкой, замешивая рубленых червей в шары береговой земли. Но поклевок нет. Тогда он начинает ловить впроводку. Я ухожу от него к ближайшему кусту. Но натыкаюсь на мель. Подальше от берега кувшинки. Облавливаю их всякими способами подъема мормышки - опять безрезультатно. Вспоминаю о черной пористой резинке, на которой я храню запасные мормышки. Откусываю от нее крохотный кусочек и подсаживаю его на голый крючок. Опускаю мормышку на прежнем месте, медленно отрываю от дна - и сразу поклевка - на крючке бьется крупная плотва.

Дело как будто бы пошло. Но уже темнеет. Клев ослабевает. Пора домой. Однако уйти, не удовлетворив своего любопытства, мы не можем. Что же все-таки поймали доночники? Обходим куст, здороваемся с худощавым опрятно одетым рыболовом. Он ловит на донку с кормушкой и отвечает, что в качестве насадки использует манную кашу.
- Осенью манка? - удивляется Александр, думая, что его разыгрывают.
Но в это время мужчина делает подсечку и вываживает приличного серебряного карася. На втором крючке донки насадка не тронута - видим, действительно висит довольно объемный катыш манки.
- Чудеса! - не перестает удивляться Александр.
Рыболов достает из воды подсак, чтобы положить в него рыбу, а там… два здоровенных голавля и еще два почти килограммовых карася. Вот это улов, не чета нашему! Остается только восхищаться и мечтать о том, что еще, может быть, успеем половить до ледостава на донки. Довольные рыбалкой и встречей с осенней рекой, мы направляемся к машине.

автор Горяйнов А.Г.
Новые рыбацкие секреты (Полный справочник рыбной ловли)

 
Рейтинг@Mail.ru