Селигерские лещи


Селигерские лещиЯрко-желтый светлячок, даже не качнувшись, плавно пошел вверх и, описав небольшую дугу, лег на воду. «Красиво берет!» - раздался рядом негромкий голос моего напарника Михаила. «Подсачек готовь, это лещ». «Ну наконец, - подумал я, - не зря три дня кормили». Подсеченный лещ, сделав пару мощных рывков, быстро сдался и плавно въехал в подсачек. Он оказался не большим, но килограммовую отметку явно перевалил. Ну, с почином! Еще когда я собирался поехать на Селигер, все знакомые рыболовы советовали взять с десяток донок с кормушками: «Леща там много, так что набирай снастей, побольше прикормки - и всегда будешь с рыбой». Как оказалось, правы они были только наполовину. Корма для привлечения леща действительно требовалось много, а вот донки остались не у дел: ими просто негде было ловить.


На рыболовной базе в Заплавье местные рыбаки мне сразу же сказали, что селигерская рыба особая и ловят ее совсем не так, как на других водоемах. В общем так и оказалось. Когда первый раз приезжаешь на Селигер, то в глаза сразу же бросаются две особенности: обилие воды и заросли тростника вдоль берегов. После Рыбинки большой водой нас не удивишь, но вот тростник. Он покрывает широкой полосой все прибрежья, и даже у деревень, стоящих на берегу озера, в зарослях есть только небольшие прогалы, в которых стоят лодки. Хотя дно почти везде песчаное, я за все время так и не нашел ни одного пляжа. Более того, большие тростниковые острова разбросаны и по всем плесам.

Первая мысль, которая приходит в голову при виде широкой полосы тростника, - прорубить коридоры для донок, сделать хорошую прикормку, и ловить в свое удовольствие. Но когда я прошелся по берегу, то понял, что это неосуществимо. Мало того что такая работа требовала больших усилий и времени, так как ширина полосы тростника была не менее десяти метров, но и весь берег, за исключением небольших участков, был очень топкий. Пришлось «садиться на хвост» местным рыболовам.

Как мне рассказали, лучший способ ловли селигерского леща - это ночная рыбалка с лодки. Причем в качестве снастей используются только обычные удочки с поплавком. Можно использовать и донки, забрасывая их с лодки, но тогда пропадает самое ценное в лещовой рыбалке - неповторимая поклевка. «Без рыбы здесь не останешься, лещом никого не удивишь, а вот удовольствие от поклевок ничем не заменишь», -объяснил мне Михаил. Ему можно было верить: за десяток лет, проведенных на Селигере, он успел не только выяснить самые уловистые места вокруг Заплавья, но и подобрать ключик практически ко всей местной рыбе. А сделать это не так просто, как кажется.

Повадки рыбы на Селигере несколько отличаются от ее повадок на других больших водоемов. Во-первых, она практически не реагирует на толщину лески и величину крючков. Даже мелкая плотвичка смело берет на леску 0,3 мм и крючок № 8 по международной нумерации. По этой причине большинство местных рыболовов на одну и ту же снасть ловят и матерого леща, и мелкую плотву. Второе отличие, которое бросается в глаза на первой же рыбалке, что клев рыбы очень непостоянен, и, отправляясь на озеро, можно попасть как на жор, так и на полное бесклевье. Причем ни от места, ни от качества прикормки, ни от вида рыбы это практически не зависит.

Пару раз столкнувшись с такой ситуацией, я решил выяснить причину у старожилов. Деревне Заплавье более двухсот лет, и, как считается, она всегда была рыбацкой, так что опыта местным старикам не занимать. Но ответ у всех, кого я спрашивал, был приблизительно одинаков: мол, рыба здесь такая - хочет берет, хочет нет; ну а соберешься ловить, корми одно место подольше - рыба и придет. Место для рыбалки приходится выбирать тщательно. Непременное условие - глубина в пределах 3-4 метров. На меньшую лещ не выйдет даже ночью, если же глубина больше, то придется использовать скользящий поплавок, а это усложнит снасть. Ночью особенно актуально старое правило: чем проще, тем надежней.

Лучшее место для леща там, где свал подходит близко к тростникам. Лодку привязывают прямо к стеблям с кормы и носа: так она надежно фиксируется без лишних якорей и шестов. Этот способ достаточно простой, но подходит далеко не для всех мест. На самом плесе ночью иногда поднимается ветер, и волна может сорвать лодку вместе с тростником, так что здесь чаще используют шесты. Но мы ловили в протоке, которую образует остров Кошелев, закрывающий Заплавье от Кравотынского плеса. Место очень подходящее: до «большой воды» всего метров 50, но высокие деревья на острове закрывают протоку от ветра, откуда бы он ни дул. Другое достоинство места в том, что, встав у тростников, можно бросать на свал, уходящий метров на шесть.

Протока имеет среднюю глубину 3,5-4,5 метра, но от плеса в нее входит глубокий рукав, на краю которого мы и расположились. Ловить рыбу на самом свале дело очень неблагодарное, так как прикормку сносит под основание и рыба собирается вне досягаемости удочек. Поэтому я не сразу понял, почему Михаил выбрал это место. Оказалось, что свал идет ступенями, так что наша прикормка и крючки с насадками оказывались точно на последней ступени, вдоль которой чаще всего и перемещались лещи.

Несколько слов о снастях. В этих условиях оптимальным вариантом была удочка длиной семь метров с глухой оснасткой. Поплавок грузоподъемностью 2-3 грамма, желательно с тонкой вершинкой: на такие проще надевать светлячки. Крючки № 12-14 по международной нумерации. Их размер на клев не влияет, но на более мелкие труднее насадить крупного червя, да и сходов больше. Грузила - обычные дробинки. Их лучше располагать вплотную друг к другу - так меньше перехлестов, но обязательно нужно поставить подпасок весом в полграмма. Снасть отгружается таким образом, чтобы при подъеме подпаска от дна поплавок ложился.

Для того чтобы меньше зависеть от капризов рыбы, Михаил прикармливал это место несколько дней подряд. Прикормка не слишком изысканная: запаренные пшенка и отруби с обязательным добавлением аттрактантов. Вся белая рыба в Селигере достаточно отзывчива на запахи, так что ванилью или анисом пренебрегать не стоит. Непременное условие ночной рыбалки - налобный фонарик, си-душка из туристского коврика, на которой удобнее сидеть, и солидный запас червей. Вопреки распространенному мнению, что лещ охотно берет на пожеванного червяка, здесь он брал только на свеженасаженного и непременно целого. А вот пучок червей его особо не привлекал, во всяком случае поклевок на пучок больше не становилось, а расход червей увеличивался.

С червями на Селигере большая проблема: почва песчаная и «диких» найти сложно. Хорошо, что на базе была своя «червячная ферма», так как запаса, привезенного из Москвы, хватило всего на пару раз. На первую рыбалку выехали часов в девять вечера. Солнце еще не село, и было время осмотреться, точно выставить глубину на удочках и приспособиться к непривычной обстановке. Обильно прикормили и, забросив удочки, стали ждать леща. Правда, скучать особо не приходилось: поплавок редко замирал надолго. Поклевки шли резкие, уверенные, но совсем не такие, какие хотелось увидеть. «От этого никуда не деться, - грустно заметил Михаил, - первой на прикормку собирается густера. Хочешь - лови, хочешь - посиди с пустым крючком. До темноты леща не будет».

Я, конечно, ловил: густера рыба шустрая, а запас червей у нас был большой. За азартной ловлей я не сразу заметил, как поплавок начал исчезать в вечерних сумерках - пора было ставить светлячки. Поставив его, я вспомнил, как в детстве пытался вставить батарейку с лампочкой внутрь поплавка. Это у меня тогда получилось, но конструкция оказалась слишком громоздкой, и ни одной поклевки на него я так и не увидел. Современные химические светлячки очень облегчают ночную рыбалку. Как только стемнело, поклевки сразу же прекратились: густера отошла, а лещ еще не подошел. Пришлось ждать, рассматривая первые звезды и наслаждаясь тишиной, от которой в Москве все уже давно отвыкли. «Не расслабляйся - лещ подошел», - услышал я голос напарника. Как он определил это, я не понял, но буквально через минуту его светлячок пошел вверх и лег на воду. Ну, с почином!

автор Николай ЧЕВТАЙКИН

 
Рейтинг@Mail.ru