Голавль на кузнечика


Голавль на кузнечикаОдно из самых любимых моих рыбацких мест на Тезе - Ласточкины обрывы. Это речная излучина близ маленькой деревеньки Иваково Ивановской области. Правый берег Тезы здесь - крутой глинистый обрыв, в откосах которого множество гнезд-норок ласточек-береговушек. Местные жители называют это место Иваковскими бродами. Когда-то здесь действительно был брод, через который гоняли скотину на пойменные луга по левому берегу Тезы, но лет двадцать назад во время очередного разлива река размыла отмель, прокопав на ее месте глубокую быструю борозду с глинисто-галечным дном. Новое русло пришлось по вкусу голавлям, стаи которых стали приходить сюда на нерест. Да и после нереста немало их остается, прячется под темными космами водорослей, которыми густо зарастает быстрина под обрывами.


Вот за этой красивой, сильной и очень осторожной рыбой я и приезжаю сюда, на Ласточкины обрывы, как стали называть эти места рыболовы. Впрочем, прямо на берег я не выезжаю, оставляя машину метрах в пятидесяти от обрыва, чтобы не распугать голавлей. Те, кому приходилось ловить крупных голавлей, знают, что рыба эта очень пуглива и если ее что-то насторожило - можете смело искать другое место. Голавли будут ходить у вас на виду по одному и парами и даже небольшими стаями, но ни один из них на вашу насадку не позарится, как бы вы ни старались. Поэтому я заранее готовлю удочку, а уж к кромке обрыва буквально подкрадываюсь, низко пригнувшись, стараясь, чтобы ни моя фигура на краю обрыва, ни моя тень, падающая на воду, не спугнули голавлей.

Прежде чем начать ловлю, я аккуратно раздвигаю растущую на самом краю обрыва траву и смотрю вниз. Если до меня здесь не было других рыболовов, то у самого берега в желтоватой воде спокойно резвятся маленькие голавлики. Они наперегонки гоняются за водомерками, выпрыгивают из воды, стараясь схватить порхающих синих стрекоз. Вот в эту стайку я и подбрасываю насаженных на двойничок кузнечиков. Голавлишки моментально оставляют свои забавы и дружно набрасываются на моих кузнечиков, теребят их за лапки, за крылышки, норовят сорвать с крючка. Обычно в этот момент из глубины неторопливо появляется большой голавль. Сверкая в лучах солнца алыми плавниками, будто красуясь, он не спеша подплывает к стайке малышей, которые моментально бросаются врассыпную, степенно, неторопливо втягивает в себя кузнечиков и так же спокойно уходит в глубину. После подсечки голавль бурно сопротивляется, рвется под берег, в заросли элодеи в надежде найти там спасение, но достаточно быстро сдается и оказывается у меня в сумке.

Стайка малышей, напуганная шумом борьбы, исчезла, спряталась в тени под берегом, и теперь мне уже нет необходимости тщательно маскироваться, так как крупные голавли, стоящие в глубине, меня не видят. Следующие забросы я делаю почти к противоположному берегу, а насадку провожу у самого дна в прогалинах между колышущихся зарослей донных трав. Обычно удается поймать еще одного-двух хороших голавлей, после чего стая их временно отсюда отходит и клев прекращается. А я перехожу на второй обрыв. Он метров на пятьдесят ниже по течению. Здесь условия ловли несколько иные. Сильная отбойная струя течения уходит наискось к стене камыша у левого берега. Здесь довольно глубоко - на стрежне до трех метров. Вот в этой струе я и ловлю голавлей.

Впрочем, здесь ловится не только голавль. На течении, на глубине около трех метров нередко случаются поклевки крупных, до двух килограммов, язей. И если голавль берет насадку резко, уверенно, то язь - более спокойно, неторопливо, и если поспешить с подсечкой, нередко случаются обидные сходы, после которых приходится менять место ловли. При благоприятных условиях и здесь обычно удается поймать две, а то и три приличные рыбины.

У третьего обрыва есть свой секрет, не зная которого почти наверняка останешься без улова. Стая голавлей стоит здесь не в траве, а прямо под берегом, почти у вас под ногами. Когда-то в этом месте съехал в воду подмытый в половодье довольно большой кусок берега с растущими на нем кустами и несколькими деревцами ольхи. Кусты эти частично замыло песком, и на их ветках в большом количестве скапливаются ручейники, пиявки и прочая донная живность, лакомиться которой и подходят сюда голавли. К тому же течение образует тут небольшую суводь, в которой кружатся кусочки коры, веточки, упавшие в воду бабочки. Все это тоже привлекает сюда рыбу. Рыбы здесь скапливается больше, чем на первых обрывах, но крупные экземпляры попадаются довольно редко. Обыкновенно ловится голавль граммов до пятисот. Клюет часто и решительно. При ловле здесь нужна хорошая реакция на поклевку, так как при задержке с подсечкой некрупный голавль обычно срывает кузнечиков и уходит.

Отсюда, с Ласточкиных обрывов, я практически никогда не ухожу без улова. Впрочем, надо учитывать, что успешно ловить голавля на этих местах можно лишь весьма ограниченное время. Таких периодов два. Первый - конец мая-начало июня. В это время наиболее успешной бывает ловля впроводку на «букару» - так в наших местах называют личинку стрекозы. Второй период - массовый сенокос. Лучшая насадка для ловли голавля в это время - крупный желто-коричневый кузнечик. На зеленого почему-то берет значительно хуже. Единично голавль и язь попадаются здесь все лето. Но это скорее случайная удача, нежели действительно успешная ловля. К тому же с конца лета и практически на всю осень места эти плотно занимают рыболовы-доночники, приезжающие сюда за лещом. Естественно, в условиях такой конкуренции говорить об успешной ловле впроводку уже не приходится.

А ласточки-береговушки, в честь которых и назвали эти обрывы, во время рыбалки напоминают о себе постоянно. Со щебетом и писком проносятся перед самым лицом, едва не задевая крыльями, хороводом кружатся над головой, всячески выказывая свое недовольство. Но я думаю, обижаться на них не стоит, а лучше понять, что это мы вторгаемся в буквальном смысле в их дом. Пришли и машем своей удочкой прямо перед их гнездами. Мы ведь всего только гости, а хозяев уважать надо.

автор Олег НАЗАРОВ

 
Рейтинг@Mail.ru