Со спиннингом на Шакше


Со спиннингом на ШакшеШакша - одно из озер Арахлейской гряды. Среди забайкальских рыбаков Шакша снискало себе славу щучьего озера. Соседний Арахлей - расстояние между этими озерами всего пара километров - тоже богат щукой. Но Арахлей гораздо больше и, что самое важное, значительно глубже. На Шакше средние глубины от 2 до 3,5 метров. На Арахлее средняя глубина 5-7 метров, а максимальная - 24. Освобождаются озера ото льда с разницей почти в месяц. Соответственно, температурный режим у них разный. В этой связи и нерестовые периоды щуки тоже различаются. На Шакше нерест проходит с конца апреля по середину мая. В Арахлее щука начинает нереститься только с середины мая. То же самое происходит и с озерной растительностью. Вода в Шакше прогревается быстрее, чем в Арахлее, и водоросли поднимаются гораздо раньше.


Спиннингом на Шакше начинают рыбачить с середины июня, в это самое время Арахлей только освобождается ото льда. Рыбалка на восточном берегу Шакши в начале лета бывает очень неплохой. Это прибойный берег с длинным песчаным пляжем, тянущимся по всему побережью. Ловят щуку здесь прямо с берега, заходя в болотниках по колено в воду. В прошлом году на этих песках мне удалось поймать экземпляр почти на семь килограммов. Но год на год не приходится. Нынешним летом щука не подошла к пескам. Рыбалки - а я пробовал спиннинговать в этом месте четыре раза - были с нулевыми результатами. Объясняется это, на мой взгляд, просто: трава под восточным берегом озера по каким-то причинам в этом году не поднялась. Вернее, она выросла очень жиденькая и только в некоторых местах небольшими полянками. Даже окуня, которого здесь всегда было в изобилии, поймать стало почти невозможно. Одним словом, нет укрытий для полосатого, а щуке негде делать засады. Вот рыба и отошла от восточного берега.

Зато под противоположным северо-западным берегом с травой, рыбой и рыбалкой все нормально. Правда, взаброд здесь не половишь: берег топкий, дно - сплошной ил, который тут же засасывает по колено. Да и обильная водная растительность не позволяет делать результативные проводки. Но это дело поправимое: на этот случай существуют резиновые лодки. Первый выезд на западный берег я посвятил поиску хищника. Выяснилось, что щука «хвостом берег не подпирает», стоит в полутораста метрах, у границы водной растительности. Далее идет свободная от водорослей полоса шириной в 50 метров и потом следующая стена травы, под которой тоже охотится щука. В чистой полосе ходят окунь и плотва. Плотву я вычислил по характерным плюхам на поверхности воды, а окунь бил по блесне, иногда засекаясь на явно крупноватый для него тройник.

Первая щучка схватила на вращалку № 4 белого цвета с красным сердечником. Правда, это была небольшая травяночка граммов на 700. Следом за нею клюнула вторая, покрупнее. Главное я выяснил: рыба здесь стоит. И первые травянки тому подтверждение. Теперь можно заняться поисками более-менее крупной хищницы. Еще один немаловажный момент: удалось проследить и время клева. С 9 утра до 12 дня и с 4 до 7 часов вечера. В эти промежутки времени рыба вела себя наиболее активно.

На следующее утро в 8:00 я уже накачивал лодку. Погода самая щучья: облачность с легким восточным ветерком. Задача была усложнена тем, что в этот день я собирался не только от души порыбачить, но еще и покоптить улов. Компактная мини-коптилка была уложена в багажник машины, дело оставалось за малым - наловить рыбки. Гоняться сначала с виброхвостами за окунем, а потом с блеснами за щукой мне не очень хотелось. Решил искать универсальный вариант приманки, на которую и окунь бы реагировал, и щука брала без сходов.

Виброхвосты щука игнорировала полностью. Я менял размеры, ставил приманки разных цветов. Отлично работала зеленая рыбка с черной спинкой и блестками, но только на окуня. Действительно универсальной приманкой оказалась меппсовская вращалка белого цвета 4-го номера. Она была поставлена после того, как я опробовал «Джагер» с наклейкой черного цвета и красными пятнами. На него били окуни, но, поскольку тройник этой блесны был для них слишком велик, дальше ударов дело не шло. Щука реагировать на «Джагер» не хотела.

Не секрет, что бой чайки - это своеобразный сигнал для рыбака. Увидел кружащих над водой птиц, подглядел, как отчаянно бросаются чайки в одну и ту же точку на озере, - все ясно: «небесная разведка» засекла стаю малька и теперь кормится от души. А где малек и чайки, там крупный окунь и щука. Я оглянулся на пронзительные крики чаек, вымотал леску и полным ходом направил лодку в сторону боя. Мелкие крачки пытались отогнать меня от места своей кормежки. Они угрожающе пикировали прямо на лодку и отворачивали только на очень маленькой высоте. Солидные чайки не стали ввязываться в скандал и просто сели на воду невдалеке от лодки.

На кого же могли охотиться чайки? Не на малька ли плотвы? Эти вопросы я задавал сам себе, перебирая блесны в коробочке. Мой взгляд упал на белый Mepps Aglia Long. Его я и поставил. И не ошибся. Каждый заброс сопровождался потяжкой крупного окуня. Именно потяжкой, а не ударом. Рыба как будто шла за приманкой, не меняя скорости, брала ее и медленно уходила в сторону. Леска натягивалась, кончик спиннинга сгибался, я подсекал и подводил очередного окуня к лодке. Так продолжалось минут пятнадцать. Рыба брала у самого уреза высокой травы. Если я немного ошибался при забросе, блесна неминуемо цепляла тугой стебель.

При очередном забросе приманка, как мне показалось, зацепила траву. Я остановил подмотку и потянул на себя спиннинг. Стебель поддался. Он оторвался от дна и начал быстро уходить в сторону! Щука давила, я старался не пускать ее в заросли. Если зароется в траве, обрыв или сход неминуемы. Вторая задача - не давать щуке уйти под лодку. Во-первых, это риск поломки спиннинга, во-вторых, под лодкой фал с якорем - комментарии здесь излишни. После травянок несколько минут борьбы с достойной щукой казались вечностью. Я пару раз пытался завести под нее подсак, но рыба, завидев незнакомый предмет, снова срывала фрикцион и уходила в глубину. Третья попытка увенчалась успехом. Трофей был подсачен и перевален через борт лодки.

Вторая щука, приблизительно такого же калибра, села на блесну минут через десять. Причем окунь в промежутке между двумя этими поклевками крупной рыбы брать прекратил совершенно. Вероятно, два охотившихся «крокодила» разогнали окуня, а вместе с ним и молодь плотвы. Вторая поклевка с точностью повторила первую: иллюзия зацепа, «стебель» поддается, отрывается и уходит в сторону. Правда, на этот раз было еще две свечки, фонтаны брызг - и очень много адреналина. Время подходило к обеду, клев стих. Можно было подумать об обеде и о копчении, тем более покоптить было что.

автор Сергей МИРТОВ

 
Рейтинг@Mail.ru