Заметки любителя кольской рыбалки. Часть 2


Заметки любителя кольской рыбалки. Часть 2Особое значение имеет погода. Например, в этом году днем было 8-10 градусов, ночью заморозки, температура воды около 10-12. В целом это оптимальные условия для хода семги и, следовательно, далеко не лучшие для ловли, поскольку на ходу она приманки не берет. В таких условиях подать приманку перед остановившейся рыбой помогает только хорошее знание мест стоянок и простое везение. Поклевку семги прозевать невозможно - это воспринимается как попытка отнять удилище. Но после подсечки все только начинается. Если рыба пошла дальше, остается упираться и держать. Даже очень гибкие нахлыстовые удилища длиной 4,2-4,5 м не справляются, и в дело идет катушка. Семга развивает просто бешеную скорость, поэтому тормоз катушки должен работать идеально, особенно когда рыба ловит струю и уходит вниз по течению.


Семга может двигаться пока не «поймет», что поймана. После этого она иногда спокойно подходит к ногам рыболова, вы смотрите друг на друга, а потом следует сильнейший рывок, семга разворачивается и уходит. Если успеть завести в затишок, есть хороший шанс взять рыбу. А если рядом струя, то даже молодую рыбу весом всего 2-3 кг удержать практически невозможно. Когда семга встает боком под струю, рыболова, зашедшего в воду по пояс, течение просто сносит. Если произошла поклевка и вокруг есть другие рыболовы, то, согласно рыболовной этике, счастливчик кричит: «Рыба!», а стоящие ниже отходят к берегу, чтобы дать вывести рыбу на спокойный участок. Семга берет так жадно, что рыболовы иногда не подсекают, а делать этого ни в коем случае нельзя. Но если подсечь сразу, то рыба почти всегда сходит. Обычно она сначала только прихватывает приманку, поэтому надо выждать, пока семга развернется. Опытные нахлыстовики, например, держат перед катушкой петлю шнура длиной до метра и сдают ее после поклевки, прежде чем поднять удилище. Рыба в этот момент идет против течения, крючок засекается в угол рта - в ножницы, и рыба почти всегда доставляется к берегу.

Бывали очень хорошие сезоны, когда удавалось ловить до 28 рыб за неделю, были и неудачные. Кто-то ловил и больше, но число пойманных рыб для меня не главное. Никогда не ловлю целыми днями напролет, гораздо приятнее выйти на несколько часов и просто походить по берегу с удилищем. Самая крупная пойманная мною семга была на 9 кг. В этом году ловилась и крупнее, по 10-12 кг, но мне не повезло. Самых крупных, до 20 кг, продавали браконьеры. Вообще, везение много значит. Если в прошлом году, зайдя в воду первый раз, я вышел через 15 минут с семгой на 9 кг, то в этом я шесть дней ждал первую поклевку. Причем некоторые в это же время ловили очень неплохо. Один питерец за неделю поймал около десятка весом от 7 до 10 кг. Почему ловил именно он, объяснить невозможно; его напарники, обладавшие не меньшим опытом и такими же снастями, поймали значительно меньше.

Проблемы
Семга на Кольском пока есть. Но проблем у и семги, и у законопослушных рыболовов становится все больше. Далеко не главная, но существенная - это организация лицензионной ловли. Например, компания «Кольские путешествия», продающая услуги по лицензионному лову на реке Коле, не может наладить даже вывоз мусора. Чтобы поставить палатку, нам пришлось убрать его за теми, кто был до нас. Мы собрали мусор в мешки и попросили представителей компании вывезти, но пока они собирались, вокруг нас выросла целая помойка. Неужели нельзя создать нормальные условия? Чтобы берег был чистый, чтобы инспекция работала, а браконьеры не плавали спокойно среди бела дня.

Браконьеры на Коле ловят открыто, не таясь. Есть места, где сети стоят из года в год, их даже не снимают. Эти места хорошо знают как инспектора, так и рыболовы. Кому понравится ловить на лицензионном участке, на законных основаниях, когда вокруг ставят сети браконьеры?! Создается впечатление, что поселка Шонгуй просто нет на карте инспекции: мы не видели здесь инспекторов ни разу. Если на Коле ничего не менять, семги скоро не станет. А ведь это одна из очень немногих рек, доступных для рядовых рыболовов, не способных заплатить 10-14 тысяч долларов за недельный тур, скажем, на Варзину.

То, что местное население ловит, не имея лицензий, вполне понятно: они здесь родились, выросли, да и не могут они платить по 350 рублей в день. Но браконьерские сети просто не дают рыбе идти на нерест. Предполагается, что рыба, миновав участки с лицензионной ловлей, идет дальше спокойно нереститься, но в действительности до нерестилищ доходит ее совсем немного. По данным учетов, год от года все меньше семги заходит из моря в реки. В знаменитую Умбу когда-то заходило самое большое стадо семги, теперь оно практически уничтожено браконьерами.

Сейчас семгу открыто продают вдоль любой автотрассы Кольского. Вся рыба объячеена, да этого никто и не скрывает. Так же как не скрываются продавцы ни от милиции, ни от инспекции. Что дальше? При таких темпах вылова надолго семги на Кольском не хватит. Если мой ребенок в Москве не увидит семгу, это не удивительно. Но если семгу не увидят дети сегодняшних кольских браконьеров, то для кого они стараются?

Матвей МИШИН, Москва

 
Рейтинг@Mail.ru