Секреты ловли карася


Секреты ловли карася

Из опыта москворецких рыболовов

Москворецкие рыболовы, не терзая себя поисками чуда-хлеба, постоянно изменяют и совершенствуют хлебную насадку. Они вопреки всем теориям давно приспособились ловить на верхнюю - загорелую - корочку, справедливо полагая, что ее жесткость помогает удержаться насадке на крючке. Размер корочки может повергнуть в изумление новичка: кажется, что на такой ломоть не найдется в реке рыбы. Но течение размывает насадку, и добычей может стать даже уклейка, которую столь объемистая насадка должна была бы отсечь. Батон не обрабатывается паром, ведь он свежий, только что купленный. Нарезанные дома кубиком кусочки вызывают молчаливое презрение: здесь в почете «корявая».


В местах с сильным течением модернизация пошла еще дальше: после прокола корочки на жале сильно заминается мякиш. Насадка получает как бы две точки крепления, на поддеве крючка и на жале, а между ними находится мякиш. Эта жесткая конструкция приманки спокойно выдерживает удар о воду при дальнем забросе, уверенно переносит волочение по дну и вызывает рыбу на поклевку. Успех здесь зависит, повторимся в очередной раз, от умения найти достаточное, но не более того, усилие для закрепления хлеба на жале. Можно не сомневаться, что народное рыболовное творчество еще привнесет во вроде бы незамысловатую хлебную насадку нечто новое, неизвестное, о чем бесполезно гадать.

Закрытое жало или открытое?

До сих пор мы старательно избегали прямого ответа на вопрос, скрывать или не скрывать жало в насадке. Правда, внимательный читатель успел понять, что авторы являются сторонниками закрытого жала. Такая позиция сегодня нуждается в аргументации. Почему именно сегодня? У Сабанеева в главах «Карась», «Плотва» нет ни единого упоминания открытого жала. Дотошный читатель может возразить, что там речь идет преимущественно о растительных насадках. Но и на рисунках в главе «Язь» крючок почти полностью скрыт в теле червя. Более того, Сабанеев дважды подчеркивает необходимость прятать жало и скрывать крючок в хвостике червя. В публикациях же рыболовов-спортсменов нашего времени настойчиво рекомендуется в подавляющем большинстве случаев держать жало открытым. Высокая эффективность подсечки при открытом жале не вызывает сомнений, чего не скажешь про утверждения, что рыба не наколется и не отойдет. Получается, что рыбы не ведают боли, инстинкт самосохранения у них отсутствует, а открытое жало не помеха для овладения насадкой. Так ли это, если ловить не рыбу вообще, а карася?

Рассмотрим неторопливую поклевку карася применительно к этому вопросу. После легкой по-тычки он делает незначительный подъем, потом отпускает насадку. Дергает и снова отпускает, и такая поклевка длится и длится. Сопровождающие все это «танцы» поплавка - свидетельство осторожности и неторопливости подводного оппонента, не решающегося овладеть перловкой, в которой надежно скрыто жало крючка. Трудно представить возможность такого «танца» при открытом жале. На своем пруду авторы давно заметили, что прекращение поклевок означает появление торчащего из насадки жала. Казалось бы, если один карась раздербанил насадку до открытого жала и бросил ее, то попытку должен повторить другой карась. Но почему-то и другой карась не хочет пробовать объеденную или сбитую до жала насадку, и поплавок, до этого отмечавший малейшие касания рыбы, застывает в вертикальном положении.

Создается впечатление, что рыба, наткнувшаяся на жало первой, каким-то образом предупредила об опасности остальных карасей, собравшихся вокруг крючка. Стоит только подправить сбившуюся насадку или заменить ее новой, как прервавшийся было клев возобновляется, а скрытое в насадке жало перестает быть причиной отпугивающей информации. По наблюдениям авторов, даже рывки подсеченного карася и всплески при вываживании уступают по степени отрицательного воздействия открытому жалу. Причем поплавок замирает при самых разных сбившихся насадках: болтушке, прижимке, армированном хлебе, перловке, геркулесе.

Размер имеет значение

Ответ на вопрос о размере насадки является порой настолько важным, что может как испортить рыбалку, так и сделать ее очень успешной. Мы расскажем о связи объема приманки и клева на примерах из собственного опыта и оценим, насколько большой кусок рот радует, но не голодного человека, а карася. Только сначала придется коснуться азбучных истин рыболовства, упускаемых из вида новичками. Как известно, на только что прикормленном месте первой собирается мелюзга и выедает из прикормки самые лакомые компоненты. Рыбья мелочь не откажется и от насадки, станет теребить ее, дергать, изводя удильщика упорным нежеланием садиться на крючок. Что делать? Если хотите поймать хоть что-нибудь, возьмите крючок поменьше и подберите объем насадки, чтобы он соответствовал размеру рыбьего рта.

Далее возможны варианты. Клев мелочи может внезапно прекратиться. Не исключено, что подтянулась рыба покрупнее и малолетки бросились врассыпную. Тогда надо изменить насадку в соответствии с размером рта подошедшей рыбы. Только хорошее знание водоема, на котором происходит ловля, может подсказать, какую именно ставить приманку и в каком объеме. Иначе неизбежны попытки поймать более крупную рыбу на те же крючок и насадку, которые ловили чуть ранее мелочь. Как правило, начинающие, да и не только, рыболовы убеждены в неизбежности сходов хорошей рыбы с мелких крючков. Понимание того, что размер крючка зависит от размера насадки, а не рыбы приходит очень тяжело. Поэтому надо повторять и повторять, убеждать и доказывать этот постулат рыболовной науки.

Да, рыбная ловля - это своего рода наука о клеве. Многие ее правила имеют исключения, порой чуть ли не противоречащие самому правилу. Скажем, верховка, которой, судя по названию, надлежит пребывать вблизи поверхности, в стоячей воде охотно откликается на донную прикормку. За дармовым угощением она опускается на два и более метра, доставая там насадку, рассчитанную совсем на другую рыбу. Что делать? Отсечь надоедливых рыбешек можно, увеличив объем насадки так, чтобы она в прямом смысле не лезла им в горло. Но бывает, что чисто механическое увеличение количества опарышей, мотыля или размера хлебной прижимки не спасает. Верховка изловчится найти краешек насадки, уцепится за него и заставит отплясывать поплавок. Выход следует искать в применении отсекающих насадок. Например, авторов выручала крупная плотная перловка, вываренная в подсолнечном масле, при том что запаренная в термосе все равно становилась объектом атак верховки, несмотря на внушительный размер разбухших зерен.

Однако далеко не всегда карась клюет на перловку, так что отсекающую насадку придется поискать в каждом конкретном случае. На этот счет одно из правил рыболовной науки гласит: сколько водоемов - столько и рыбьих характеров. Исключений в этом утверждении нет. Два пруда, почти примыкающих к нашему, являют пример сказанному: верховка там есть, но ловить карася она не мешает. Поэтому у рыболовов там одной заботой пока меньше. В приведенном случае с перловкой на крючок надевалось по два маслянистых зерна, хотя для отсечения мелюзги хватило бы и одного, так и норовившего выскользнуть из пальцев при насаживании. Первое зерно прокалывалось поперек и сдвигалось на цевье, а второе насаживалось на жало до поддева через зародышевую часть. Такая конструкция приманки была найдена экспериментальным путем: тогда она пользовалась у карасей повышенным спросом в отличие от одиночной перловки.

Но «тогда» вовсе не означает «всегда». На том же пруду несколько лет спустя карась такого же размера игнорировал любую крупногабаритную насадку. Даже маленькие кусочки червя и половинки перловки сначала долго мусолил, а потом все равно чаще отходил, чем брал. Учтите также неуемную радость верховки при виде шевелящегося хвостика червяка. В этих условиях пришлось минимизировать приманку и ставить соответствующий крючок. Теперь тонюсенький кусочек червя не более 5 мм длиной облегал цевье и затылок. На жало же надевалась самая мелкая перловка № 0-1, которую сейчас довольно-таки трудно найти в продаже. Ее размер чуть больше просяного зерна, а в пачке попадаются и микрозерна, которые в народе называют «мышиный глаз». Получившийся бутерброд хорошо отсекал надоедливую верховку, которая не могла взять ни червя, ни скользкий маслянистый «мышиный глаз».

Зато карасю размер и компоненты насадки пришлись по вкусу: он перестал кочевряжиться, поклевки стали более уверенными. Повышение температуры воды заставило убрать кусочек червя и ловить лишь на одну микроперловку, а спустя некоторое время в соответствии с карасевыми запросами пришлось ставить два «мышиных глаза». Интересно заметить, что четвертинка от крупного зерна работала заметно хуже, хотя ее объем не превышал объема двух маленьких зернышек. Неужели конфигурация насадки имеет значение? По всей видимости - да, имеет, хотя механизм такого воздействия остается невыясненным. Действительно, почему зерна злаков нужно насаживать через утолщенную зародышевую часть? Почему карась начинает капризничать, если перловка расположена не параллельно цевью, а под некоторым углом? Почему добычливее та четвертинка перловки, которая прокалывается через утолщенный низ?

авторы Евгений СИДОРОВ Андрей СИДОРОВ

 
Рейтинг@Mail.ru